Menu

Минкин письма президенту последнее – Письма президенту Александра Минкина – МК

Последняя надежда (Письма президенту) — Блоги — Эхо Москвы, 06.06.2016

Г-н президент, вы согласны, что Россия — последняя надежда Бога?

Вопрос важный, а кроме вас ответить некому. Вы же сами не раз заявляли, что «в России президент отвечает за всё!» — а тут не пустяки, тут ответ нужен на самом высоком уровне.

фото: Алексей Меринов

Вдобавок у вас было много времени, чтоб обдумать это дело со всех сторон. Вы каждый день едете по нашей Родине (из Ново-Огарёво в Москву и обратно) по Рублёвскому шоссе, а там огромные плакаты про Бога и Россию. Вот полный текст: «Россия — миродержавная сила, последняя надежда Бога на земле!»

Почему-то кажется, что здесь не на «двушечку» наберётся, а на целую «пятёрочку». И вот почему.

Сильнее всего смущает словосочетание «последняя надежда». Его употребляют, когда речь идёт об отчаянном, безвыходном положении. Погрязший в долгах клянчит: дай взаймы, ты — моя последняя надежда. У Бога долгов нету. Умирающий молит врача: доктор, вы — моя последняя надежда. Но Бог же не умирает, Он вечен.

Фото: Елена Петрова

А Россия? Что имеется в виду: государство? география? Но Бог от государств ничего не ждёт. Он требует от человека. Все заповеди обращены к человеку. Шла бы речь не о надежде, а о наказании — другое дело.

Царства Он наказывал не раз; в том числе за грехи царя (см. Ветхий Завет). Однажды Он утопил всё грешное человечество (см. там же, про потоп). Он наказывал города за грехи граждан: Содом — какой там был строй? Уж точно не президентская республика. И точно — их наказали не за войну, а за всеобщее паскудство. Бог готов был пощадить весь город ради десяти праведников, но, увы, их не нашлось. Тысячи царств-государств исчезли с лица земли (некоторые — у нас на глазах), а сколько ещё исчезнет…

...Россия как государство возникла, условно говоря, при Грозном (она тогда была ещё совсем маленькая). Вопрос: до возникновения России у Бога не было никакой надежды или Он надеялся на других?

Г-н президент, как вы думаете: если Он (допустим, на минуту) надеется на Россию, то в каких границах? 1913 года? 1945-го? 2016-го? Неужели, когда отпустили-потеряли Среднюю Азию, Казахстан, Украину, Прибалтику, Закавказье (Молдавию добавьте сами) — это была Божья воля? Неужели взять Крым — Божья воля, а взять Донецк и Луганск — не Божья? А если так — чего полезли? Значит, не поняли, ошиблись, не расслышали? Про Донецк не расслышали, а про последнюю надежду расслышали…

Может, вам скажут, что речь о духовности, а не о стране и не о государстве. Но плакаты-то рекламные; это кто-то делает бизнес на святых понятиях. Духовное занятие, правда?

Но если для вас, г-н президент, гораздо важнее мирское, чем духовное (тем более, по должности это именно так — вы же командуете земной жизнью, а не небесной) — если для вас, повторим, важнее мирское, то содержание плаката ещё плачевнее (чтоб не сказать позорнее).

Будете ехать по Рублёвке — вглядитесь и вдумайтесь: «Россия — миродержавная сила…» — вот первое утверждение. А что оно значит?

В современных словарях «миродержавный» не встречается, но в старом словаре Даля есть.

«Мiродержавный владыка, кто обладает, правит мiром, всеми странами земли».

Вряд ли вы, г-н президент, верите в то, что Россия правит всеми странами земли; это ж какое-то окончательное северокорейское чучхе, до которого нам ещё далеко.

Согласитесь: если плакат начинается с откровенной дури, то вторая его часть (про последнюю надежду Бога) становится ещё глупее, ещё неприличнее, не так ли?

Вообще такой плакат — кощунство. Надежда — это неуверенность и сомнение: получится или нет? Надежда может быть только у животного: оно не знает, удастся ли найти еду, спастись от врагов. Не знает! А Бог всё знает наперёд (и людям иногда сообщает, через пророков).

Это людям следует на Бога надеяться, а не наоборот. Но те, кто каждый день ездят по Рублёвке и читают «Россия — последняя надежда Бога!», читают это сотни раз, день за днём. Это въедается в мозг, и человек верит — ибо так написано. Написано огромными буквами на президентской трассе.

И начинают эти люди (особенно те, кто представляет Россию в правительстве, в парламенте, на международной арене) считать себя последней надеждой Бога. Ещё немного — и Его спасителями. Тут «двушечки» будет мало; это же кощунство, ересь! И не один разок (как сплясали в ХХС какие-то пусси на глазах у трёх старушек), а многократно, ежедневно, на глазах всей элиты и иностранных гостей.

К примеру, г-н президент, едет к вам патриарх в гости, видит эти сомнительные плакаты, задумывается, а потом взглянет на брегет: ах, опаздываем! — и забывает. А чего «опаздываем»? В гости к Богу не бывает опозданий! (Эту загадочную песню Высоцкий написал; а как её понять? В гости — это ж ненадолго; может, на минутку, а потом — куда пошлют.)

«Последняя надежда!» — а по бокам высоченные заборы (аж 7-метровые), поверху колючая проволока: то ли чтоб чужой не проник туда, в царство божие, то ли чтоб никто не сбежал оттуда.

Места ещё много, можно ещё плакаты развесить, например: «Рублёвка — последняя надежда России!» или ещё лучше: «Ново-Огарёво — последняя надежда Рублёвки!» — это ведь чистая правда; многие там уверены, что без вас им всем конец.

Вперемешку с «последней надеждой Бога» вдоль вашей трассы, г-н президент, висит и другой плакат. Огромные буквы: «Я в России рожден и крещен, за русского царя и Бога молю».

Фото: Елена Петрова

Как вам кажется, г-н президент, о ком — читая эти слова — думают ваши министры, депутаты, вся кремлёвская рать да и все остальные? О Павле I, о Николае II, об Александре III, об Иване IV? Поверьте на слово: они думают о вас.

Конечно, на плакате внизу маленькими буковками указан автор этой героической фразы: преподобный Иринарх. Но ведь этого никто прочесть не успевает (надо же и на дорогу смотреть). И где уж вспомнить, что Иринарх-чудотворец сказал это про Василия Шуйского, сомнительного царя, который и правил-то в Смутное время и всего четыре года — вчетверо меньше вас!

…Вы только что были на Афоне, но о чём там монахи с вами говорили — народу неизвестно (на некоторых фотографиях вы выглядите несколько смущённым). А ведь если Россия — последняя надежда Бога, тогда с Афона должны бы ехать к вам. В общем, теперь вы видите, что вопрос, с которого начинается письмо, направлен точно по адресу. Кроме вас некого спросить, кроме вас никто не ответит.

У некоторых, положим, шевелятся всякие мысли, но эти некоторые предпочитают дождаться, пока вы скажете, — а то ведь можно не угадать и нарваться на неприятности (типа: ты что — самый умный? или: ты что лезешь поперёд батьки в пекло? или: кто тебя за язык тянул? — всякие такие неприятные вопросы только кажутся вопросами, а на деле ведь это угрозы).

Случайно, конечно, может ответить какой-нибудь всегда готовый Любой (из фильма «Убить дракона»), но ответ этого Любого не имеет значения и никого не интересует. А ваш — всем интересен, он значит очень много — недаром же миллионы взрослых и детей пытаются вас спросить во время Прямой линии, но она длится всего четыре часа, а потом тыква остаётся тыквой, даже не успев ни секунды побыть каретой. Кто не успел — тот опоздал…

…«Последняя надежда!» Приятно такое читать, слушать. Но есть, как бы это сказать, отягчающее обстоятельство: кто не оправдывает надежд — вызывает презрение и ярость.

Оригинал


Читайте также:

Загадка рейтинга Сталина

Дмитрий Киселев вернулся из Крыма в Россию

«ЗвОнит — это правильно»: эксперты назвали устаревшие правила русского языка

echo.msk.ru

Война бандитов с коррупцией (Письма президенту) — Блоги — Эхо Москвы, 14.09.2016


фото: Алексей Меринов

Г-н президент, слышали новость? У полковника оказалось не девять миллиардов, а больше тридцати. Это, знаете ли, десять нулей: 30 000 000 000. Не знаем, как вас, а нас эта новость очень обрадовала. Так радовался знаменитый астроном, который «предсказал» планету Плутон. Он её не видел, но он заметил, что планета Нептун летает неправильно; значит, её что-то сбивает с пути. Вот он и догадался, что там, далеко от Солнца, в темноте летает что-то большое и тяжелое. А что же это может быть? Конечно, планета. Он её вычислил! И радовался, когда подтвердилось.

Вот и мы рады. В предыдущем письме вам «Полковники тоже воруют» (12 сентября 2016) мы написали: «Допустим, что у Захарченко нашли всё. Всё, что было в шкафу. Потому что и у него, и у других, конечно, нашли далеко не всё. Кроме коробок из-под обуви, наверно, ещё где-то есть: в погребе, в банке, в ячейке, в офшорке». Так и вышло. И в загранбанках много, и офшорки в наличии.

Но главное: мы доказали, что деньги в стране есть. И очень много. А те высокопоставленные вами господа, которые заявляют, мол, денег нет, но вы держитесь, — ошибаются, плохо учили таблицу умножения.

За время вашей борьбы с коррупцией она умножилась невероятно. Помнится, в лихие 90-е советник президента Ельцина г-н Станкевич попался на сумме в десять тысяч долларов, бежал из России, получил в Польше политическое убежище. Политическое! Хотя с режимом не боролся, а совсем наоборот. Теперь такую ничтожную сумму никто бы не заметил.

Ничто не выросло в России так, как суммы взяток, откатов, грабежа. Мы столько раз вам об этом писали, а вы — молчали. Это был знак согласия. Годами пресса России сообщала о невероятном воровстве, а власть молчала в знак согласия.

Г-н президент, после этих общероссийских рассуждений позвольте два конкретных вопроса.

1. В какой партии состоял мультимиллиардер-полковник? Неужели в «Яблоке» или, не дай бог, в «Парнасе»? Наиболее вероятным кажется предположение, что он член «Единой России» — он там, где все. Тогда этот скандал — лучшая предвыборная агитация: граждане! вступайте в партию, чьи члены становятся губернаторами, мэрами, генералами и вообще богатыми так, как не снилось тому, кто не член.

2. Что с его начальниками? У них удивительно честные глаза, это понятно, это профессионально. А на каких машинах они ездят? Где и как отдыхают? В каких борделях и казино замечены? Где у них виллы и сколько этажей? Кто несёт ответственность за то, что наш рекордсмен поднялся по служебной лестнице до руководителя борьбы с коррупцией (уровень замминистра внутренних дел)?

Полковник Захарченко мог бы скупить все лучшие скрипки в мире, все лучшие виолончели. Но он держал деньги в московской квартире для чего-то другого. Не для музыки.

Ах, наши правоохранители!.. Вы ежегодно выступаете у них на коллегиях, присваиваете высокие звания, награждаете. Вы ежегодно выступаете перед иными чиновниками. Вы годами призываете их бороться с коррупцией. А мы так же упрямо и с тем же успехом спрашиваем: возможно ли (хотя бы теоретически) уговорить спирохету бороться с сифилисом?

Мы уверены, что нет. Восхищаемся вашими упорством и настойчивостью, но создаётся впечатление, что за годы призывов к этой борьбе вы не призвали никого, равного Болдыреву.

Юрий Болдырев (сооснователь «Яблока») прославился именно абсолютной упёртостью, принципиальностью в борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти. Как вы думаете, г-н президент, кто победил? Как фамилии тех, кто выкинул его в никуда?

Помните, г-н президент, вы выписали из Петербурга специального следователя — всего лишь ради дела «Трёх китов» (контрабанда мебели), ибо осознали невозможность силами столичных силовиков обуздать союз магазина с таможней.

Силовики постоянно оказываются бессильны, простите за каламбур. Они капитулируют не перед интервентами, не перед террористами, а всего лишь перед деньгами.

А власть постоянно прибавляет им зарплату. Мол, повысим зарплату правоохранительным органам — они перестанут брать взятки. Всё равно что дать проститутке больше денег, чтобы она стала невинной девушкой. С девушками такие чудеса случаются (с помощью пластической хирургии), а с офицерами нет. Если одна взятка больше, чем зарплата за несколько лет…

…За арестами губернаторов и генералов МВД забыли, похоже, что сел главный тюремщик России. В его руках браслеты (которые должны сторожить преступников) превращались в золотые батоны…

Зачем им столько денег — никто не знает, даже они сами не знают. (Если б жрали награбленное — давно бы лопнули.) Но они не умеют останавливаться. Они давно переродились, до вашего президентства. Это было видно. Это было очевидно. В 1994-м мы опубликовали в «МК» статью

«Нынешнее поколение будет жить при бандитизме». Там говорилось, что, выбрасывая на улицу честных ментов, честных спецназовцев (а тогда разгоняли и «Альфу», и «Вымпел»), государство отправляет их прямиком в криминальные структуры, в криминальный бизнес; такие ребята в дворники не пойдут. Государство само влило в криминал самых умных и крутых. И вы ничего не сделали, чтобы перелить их обратно.

В 2004-м мы опубликовали письмо вам под названием «Поле чудес» (30 июля 2004). И там опять говорилось: «Деньги есть! Много! Хватит на всех!» И объяснялось элементарное: «Плохая водка, плохие лекарства — тоже воровство, но это ещё и убийство. Иногда медленное, иногда быстрое».

Давайте не будем в связи с арестованными миллиардерами (губернаторами, генералами, полковником Захарченко) говорить о воровстве. Воровство — дело тайное. Тайно украсть 30 миллиардов невозможно. Значит, это грабёж. На глазах у всех, средь бела дня.

А если в результате грабежа кто-то умирает (даже не от пули, а всего лишь от отсутствия лекарств), то ведь это убийство. Бандитизм.

Власть (в том числе лично вы) постоянно говорит о необходимости контроля — за расходами, за доходами, за… за… Но контроль невозможен в аморальном обществе. Ибо на аморального контролёра нет надежды. На аморального следователя нет надежды. На аморальных в принципе не может быть никакой надежды. Они предатели. В погонах ли, в депутатских или губернаторских креслах — всё равно предатели. Разрушая страну, они действуют в интересах врага, хотя об этом не думают. Думают только о собственных интересах.

Скважины и шахты по добыче денег известны. Бюджет (остаёмся без дорог). Взятки (взяткодатель вздувает цены на все товары, компенсирует свои расходы из нашего кармана). Наркотики, проституция, торговля оружием и сырьём… Мы постоянно подсчитываем ущерб в миллиардах долларов, в процентах инфляции. Но главный ущерб — растлевающее влияние могущественных воров на всё общество, на всю молодёжь. Люди, особенно молодые, не идут на выборы, потому что не верят. Никому. Ни политикам от власти, ни оппозиционерам.

Невозможно осушить болото, не осушив Озеро. Речь не о Байкале, а, скорее, о байкалфинансгруппах. В России орудует ГЗД — Группа Захвата Денег.

Как выглядят дороги России, города России, леса, реки, школы, провинциальные больницы, брошенные поля и деревни?.. А как должна выглядеть земля? Как должен выглядеть город после набега орды? Награбленное увозят. Что остается — сжигают. Книги горят или валяются в грязи, потому что грабителям книги не нужны, некогда читать. И уж тем более нет желания читать моралистов.

А как это случилось, что все великие писатели — моралисты? Шекспир, Сервантес, Пушкин, Толстой, Фолкнер, Достоевский, Монтень, Державин, Эсхил, Гоголь… — все!

Вот бы планете Земля такой длинный список великих правителей-моралистов. Не только на Марсе — на всех планетах Солнечной системы была бы богатая счастливая жизнь.

Дмитрий Гудков: «Все — на поиски внутренних врагов!»

Ветеран ФСБ нашел «истоки» миллиардов полковника Захарченко

«Мой учитель — педофил»: как сложилась судьба оклеветанного педагога Анатолия Рябова"

Оригинал

echo.msk.ru

Журналист Александр Минкин: «Надоели мне письма президенту до смерти…»

Автор обличительных статей о коррупции в России и «Писем президенту» Александр Минкин находится в эти дни в Казани. Местные чиновники пока могут не хвататься за валидол: интерес знаменитого публициста и театроведа сфокусирован на оперном фестивале им. Ф. Шаляпина. Корреспондент «ВК» не упустила шанс задать журналисту несколько вопросов, встретившись с ним в кулуарах театра.

- Александр Викторович, какие впечатления от Шаляпинского?

- Впечатления огромные, посмотрел «Набукко» дважды (с разными составами). Захватило все: мощный драматизм, тема, сценография. Это цельное, потрясающее полотно. Хор звучит грандиозно! В настоящее время, думаю, он «побьет» любой. Надо бы сравнить, сколько хористов в Казанской опере и в хоре Большого театра. Видимо, казанцы берут не количеством, а качеством!

Предвкушаю «Порги и Бесс», которую слушал ранее здесь же, в Казани. И это было настолько потрясающе, что теперь, увидев спектакль в фестивальной программе, понял – надо ехать! Жалею, что поздно начал ездить на фестиваль в Казань, хотя первые приглашения начали поступать лет 10 назад. Отговаривался недостатком времени, да и скепсис был, признаюсь. Еще один фестиваль?.. Да и не оперный я специалист, а драматический. Три года назад меня все же уговорил сорваться в Казань художник Виктор Герасименко, который в Москве шикарно оформил ряд спектаклей. Приехал - и поразился уровню театра. Не хочу никого обидеть, но, думаю, что сегодня это лучший оперный театр в России.

- Что помимо театра может привлечь ваше внимание в Казани? Однажды писатель Петр Вайль поделился со мной, что с новым городом знакомится по схеме «театр - книжный магазин - базар».

- На рынок - разве что в Ташкенте, Тбилиси или Ереване, но там я интересуюсь только специями. А вот музей - да! Только не этнография — ржавые наконечники для стрел, черепки кувшинов... Гораздо интереснее познакомиться с галереей, картинами мастеров. Собираюсь в казанский музей изобразительных искусств, но не судить, а просто любоваться. Журналистика, литература и драматический театр – в этих областях чувствую себя вправе говорить.

- Наверняка вас чаще всего спрашивают, как реагирует на ваши «Письма президенту» главный адресат?

- Сам Путин ни разу письменно мне не ответил: он и не может этого сделать по ряду причин. Если начнет отвечать мне, остальные будут вопить со страшной силой – почему Минкину да, а нам нет? Вторая причина, более важная: большей частью ему нечего ответить. Потому что эти письма содержат прямые обвинения. Я писал: «О чем вы думали, когда назначали Сердюкова министром обороны? Перед вами лежало досье - про этого человека вы все знали заранее, но держали пять лет на должности. Разве он только к концу пятого года «напроказничал»?» Ну, и что он на это ответит?

Другой вопрос, не раз заданный в письмах: почему вы держите в премьер-министрах именно этого человека? Он действительно лучший во всей  России? А если нет, то ваш долг, тем более в кризисные времена, дать нам самого лучшего…

О том, что президент читает мои «письма», рассказывали разные люди, в том числе он сам - дважды мы с ним разговаривали. А возглавлявший Центризбирком РФ Чуров говорил, что когда был у Путина дома в Ново-Огарево, то видел на полке в кабинете «Письма президенту».

Иногда реакция Кремля бывает жесткая и газете достается очень больно. Можете у редактора «Московского комсомольца» Павла Гусева спросить - в администрации президента на него топали ногами и матом ругались, требовали уволить «этого негодяя», то есть меня. Так что – читают.

- А положительная реакция на критику когда-нибудь возникала? 

- Были случаи, когда после «письма» в Кремле принималось положительное решение. Просто они никогда не сошлются, мол, «газета нам подсказала, спасибо большое». Для них это унижение.

Например, в 2008 году я требовал, чтобы формулировку в удостоверении пенсионера привели в соответствие с Конституцией России, в которой написано «граждане России имеют право на пенсию по возрасту…», тогда как в удостоверениях писали «по старости». Я обращался к президенту: «Мистер, вы же не хотите в 60 лет получить удостоверение старика, а ваша жена в 55 лет – удостоверение старухи?» Они тогда еще не были разведены. Денег бюджету не стоило бы ни копейки, зато как важно с точки зрения отношения к человеку. Обращался в Конституционный суд, из которого пришла совершенно идиотская, подлая отписка. Кажется, удостоверения отменили, теперь ничего не пишут - ни про возраст, ни про старость. Вообще, надоели они мне все до смерти. И «письма» эти - тоже …

- Зато вы отводите душу в новом проекте «Немой Онегин»! Судя по количеству просмотров, рейтинг у него высокий. Какой аудитории адресуете это исследование?

- Интересный для меня вопрос: кто читает главы «Немого Онегина» и что при этом думает? Случайно услышал от одной барышни: «Ой, мы в ГИТИСе «Немого Онегина» обсуждаем со страшной силой!» - и очень обрадовался. Если бумажную версию «МК» читают преимущественно люди 45 лет и старше, то сайт посещают сравнительно молодые. Допустим, каждую главу прочтут по 100 с лишним тысяч в «МК» и еще полсотни тысяч на сайте «Эха Москвы». Не думаю, что это старики. Но если бы я написал «Немого Онегина» 20 лет назад, читателей было бы гораздо больше. За 20 лет в России померли 40 миллионов человек! Грубо говоря, по два миллиона в год. Да, население примерно стабильно - кто-то умер, кто-то родился. Проблема в том, что умирают читатели, а рождаются тыкатели в кнопки.

- Почему ваш Онегин – немой?

- Да ведь Онегин и у Пушкина ничего не говорит! Это же шок: главный герой произносит за все действие романа несколько фраз - «Учитесь властвовать собою. Не всякий вас, как я, поймет…» В финальной главе, где он расстается с Татьяной, ни одного слова не сказал! У Татьяны полный дом родни: сестра, мама, могилка папы с надписью, тетка в Москве, все с именами, привычками. А у Онегина – ни мамы, ни папы (про него полстрочки), ни брата, ни сестры. А почему? Опубликовано 10 частей, где эти вопросы осмыслены и поставлены. Ответы узнаете в продолжении.

- Настоящий детектив!

- Тема многослойная, текст пишу уже семь лет. Я боялся, что первые главы некоторых читателей оттолкнут, потому что содержат фривольности. Но ведь и роман Пушкина так построен: в первой его части - сплошные адюльтеры, соблазнения. Пушкин пишет про Онегина, что тот никого не пропускал - ни юных девственниц, ни замужних дам, да еще оставался в дружбе с их мужьями. Все откровенно, а мои тексты на четверть состоят из цитат. Но в умах многих людей «Евгений Онегин» – нечто святое. А я, значит, посягаю. Часть воспринимает мои публикации как оскорбление чувств верующих в Пушкина. В одной из глав я привожу гробовую характеристику, которую написал на него директор Царскосельского лицея Энгельгардт в своем дневнике: «…Нежные и юношеские чувствованья унижены в нем воображеньем, оскверненным всеми эротическими произведеньями французской литературы, которые он при поступлении в лицей знал почти наизусть, как достойное приобретение первоначального воспитанья».

Заметьте, это не донос, но по смыслу выходит, что перед Энгельгардтом какая-то чудовищная скотина… 

- И возникает когнитивный диссонанс.

- Пушкин отвечал какому-то критику после выхода первой главы «Евгения Онегина»: «…вольно вам судить о всем произведении, прочитав только начало». То же самое могу сказать и я своим читателям: вольно вам говорить, что это чепуха и верхоглядство, когда вы прочитали только первую главу. Утешим моралистов: не бросайте читать, даже если начало показалось неприличным. Продолжение следует, дальше откроются потрясающие вещи.

Фото Александра ГЕРАСИМОВА и автора

www.evening-kazan.ru

Милый друг. Письма Президенту (Александр Минкин)

Г-н президент, как было бы здорово, будь у вас миллиона два детей, племянников и близких друзей. Они бы возглавили всё, что можно возглавить в России — заводы, аэропорты, хлебные палатки, мастерские шиномонтажа и ремонта обуви, молочные фермы, пекарни — всё, что приносит пользу людям.

Тогда, во-первых, чиновники-инспекторы-полицейские-рэкетиры боялись бы мучить-вредить-грабить-отнимать.

Во-вторых, богатство страны распределялось бы гораздо справедливее, чем теперь, когда у вас всего десяток друзей-миллиардеров. И настала бы прекрасная жизнь.

А пока даже не знаем, с чего начать: с хлебной палатки или с вашего друга Якунина, который сперва много лет служил в КГБ, потом вместе с вами учредил дачный кооператив «Озеро», а потом вы сделали его президентом РЖД (Российские Железные Дороги). 10 лет он пахал на этой работе, построил себе дворец (одна только сауна — 1400 квадратных метров), по оценке Forbes, его доходы за 2013 год — 15 миллионов долларов (так мало?!), шубохранилище…

…Похоже, мы всё-таки начали с Якунина. Но хлебная палатка, на наш взгляд, важнее.

На окраине Москвы, в Куркино, стояла хлебная палатка, людям очень удобно, рядом с домом покупали хлеб, печенье, сушки. Вдруг приехал бульдозер. Экскаваторным ковшом шарахнул по ларьку (продавщица успела выскочить, осталась жива). Ни полиции, ни приставов, никакого официального лица.

Г-н президент, посмотрите на фотографии. Варвары, которые разгромили ларёк, вылезли из бульдозера, выбрали себе мороженое повкуснее и немедленно начали жрать. Поскольку они никого не убили, то мы не уверены, можно ли их назвать мародёрами (грабителями трупов).

А будь продавщица вашей племянницей или хотя бы племянницей племянника — разве кто-нибудь решился бы послать бульдозер?

фото: Александр Минкин

...а в кабине «Газели» едят добытое мороженое.

Конечно, неподалёку есть известные сетевые магазины. Конечно, им невыгодны уличные рынки, ларьки и всякая мелюзга, где цены ниже. Но они могли бы ночью поджечь (ради приличия), а так — средь бела дня, на глазах у людей…

Рядом, на Юровской улице, две школы, детский сад и — пустырь. По проекту, утверждённому правительством Москвы в 1994 году (это единственный нормативный документ), там должны были построить культурно-спортивный центр.

20 лет люди ждали. Дети выросли, родили своих. В школах и детских садах около трёх тысяч детей. И вдруг радость: стройка вот-вот начнётся.

Объявлено: на этом месте сделают ОРП — отстойно-разворотную площадку автотранспорта с автовокзалом. Круглосуточно будут дымить десятки огромных автобусов, приползут бомжи, съедутся маршрутки. Транзит: Зеленоград — Белорусский вокзал; другого места не нашлось. Плевать, что по проекту надо строить культурно-спортивный центр. Плевать на экологию и безопасность. Плевать на мнение людей.

На общественных слушаниях 2864 человека голосовали против. На интернет-форуме против 5691. На митинги протеста пришло больше 7 тысяч людей. И хоть бы что.

Вот если б ваш внук, г-н президент, или какой-нибудь племянник племянника учился в одной из этих школ или ходил бы в детский сад — не возникло бы и мысли устраивать автобусный отстойник с гарью, вонью и прямой опасностью для жизни первоклашек, идущих мимо.

…Пора, наверное, вернуться к Якунину, но позвольте ещё немножко про простой народ. Конец Юровской улицы (где бульдозер разгромил хлебную палатку) по старинке называется «деревня Юрово», хотя уже 30 лет это Москва.

Г-н президент, в ваших резиденциях (на любом расстоянии от Москвы) есть водопровод, канализация… Иначе и быть не может, правда? А в этой московской деревне — ни газа, ни водопровода, ни канализации. Никто не верит, что такое может быть: московская прописка и выгребные ямы. Налоги из людей выкачивают централизованно, а дерьмо жители откачивают индивидуально.

Если б на какой-нибудь вашей «Прямой линии с народом» к микрофону прорвался умный москвич из деревни Юрово, он должен был бы попросить у вас не водопровод, не спортивный центр (не что-то одно). Попросить следовало: «Поселите у нас какого-нибудь своего друга или родственника!», а дальше всё пошло бы само собой.

Ну, теперь уж точно хватит про рядовых граждан (чуть было не написал «хватит про нищих»). Теперь наконец про Якунина.

Говорят, будто он потерял должность (а вероятно, и вашу дружбу), потому что его сын получил гражданство Великобритании. И это в разгар санкций, Второй Холодной войны и пр. И ладно бы — в Германии или в Чехии, но Англия… Там дали гражданство Березовскому, Литвиненко, Англия нам никого не выдаёт, им приходится помирать прямо в Лондоне…

Сбился. Речь про ваших друзей. Когда они убегают, они начинают рассказывать о вас слишком откровенно. Так поступил ваш очень близкий друг миллиардер-сенатор Пугачёв. Не будем пересказывать; не будем спрашивать, как его здоровье. Спросим о другом друге: если Якунин уедет — что он будет рассказывать?

Верность бывает двух сортов: настоящая и покупная. Покупная — не надёжная; пока выгодно, она есть, а перестаёт быть выгодной — исчезает.

Настоящая верность — моральная. Она у человека не в кармане, а в душе. И вот нравственная стойкость недавнего главы РЖД после его недавнего интервью… Нет, избежим оценок. Лучше процитируем.

ЯКУНИН. Вообще у меня есть два хорошо известных и приемлемых недостатка. Я люблю технику и женщин. Я люблю красоту жизни. Красивая машина или красивый инструмент вызывает во мне такие же эмоции, как и красивая женщина.

И это главный доставщик Благодатного Огня на Пасху? Самолёт-то у него есть, но… Г-н президент, легче всему подвижному составу РЖД проехать через игольное ушко, чем такому в Царствие Небесное. Машины и женщины доставляют ему одинаковое удовольствие. Либо он ездит на бабах, либо что-то делает с машинами (в капот? в багажник? в выхлопную трубу?)

Газета не резиновая, поэтому процитируем ещё лишь две фразы:

ЯКУНИН. Гедонизм относится только ко мне лично, только к моим желаниям, только моему потреблению. И я хочу потреблять, потреблять, потреблять!

Г-н президент, представьте, как он в сауне площадью 1400 квадратных метров выкрикивает «потреблять! потреблять! потреблять!» Представьте, как непристойно звучит эхо.

Напоследок справка: гедонизм — этическое учение: удовольствие является высшим благом и целью жизни. А нам рассказывают, будто цель жизни ваших товарищей — благо народа.

sobityadnya.ru

Александр Минкин: национальная ненависть (Письма президенту)

Г-н президент, где Васильева? Говорят, будто нашлась во Владимирской области. Но она ж большая. Вся Россия теперь — Владимирская область (ну, вы догадываетесь, почему). А конкретики никакой. Может, там двойник — крепкая доярка средних лет. Вот и хотелось бы у вас уточнить.

Вы, конечно, могли бы ответить: «Что я — сторож этой даме?», но по форме такой ответ слишком похож на ответ Каина по поводу внезапного и окончательного исчезновения Авеля. Поэтому вы, скорее всего, вообще не ответите. Обычное ваше молчание люди толкуют по-разному. Любящие вас заступаются: мол, не царское это дело — отвечать неизвестно кому. Остальные думают, что у вас просто нет достойного ответа; а в таком случае, конечно, лучше молчать.

И действительно, кто такая эта Васильева, чтобы спрашивать о ней президента России? Но случай особый; главный редактор сказал: «Надо написать». Я возразил:

— Она никому неинтересна.

— А ты прессу посмотри.

Посмотрел. Обалдел. Даже о Кабаевой столько не писали, а ведь она знаменитая Олимпийская чемпионка, депутат России, благотворитель…

И вдруг стало ясно: ничто так не объединяло нацию, как эта масштабная, но всё же заурядная воровка. Ни восторг перед Олимпиадой, ни ненависть к Чубайсу — ничто и никто так Россию не скрепил. Что же получается? — на Сердюкове с Васильевой сбылась, наконец, мечта страны о национальном согласии. Этих людей хотят наказать и жириновцы, и правозащитники — то есть, части общества, которые прежде не совпадали никогда.

Оказывается, Васильеву и Сердюкова не любят практически 100%, а Америку то ли 50, то ли 70. Далеко позади оставлены Ходорковский, Обама, Рамзан, ИГИЛ.

…Довольных людей объединить трудно. Недовольных — легко. Ярость объединяет сама, никаких государственных усилий не надо. И вот национальное единство достигнуто. И формулируется оно в вопросе, который обращён не к тюремщикам (к ним особого доверия нет), а к высшей власти: где Васильева всё ж таки?

Сами собой на этот вопрос наматываются другие, как сыр на гусеницы бульдозера; вязнешь. Например, сообщили, что допрошен отец Ходорковского. Старику 82, допрашивают по делу семнадцатилетней давности. Ну, значит, так надо. Но сами возникают вопросы: допрош

vestirossii.com

Общий сукин сын (Письма президенту) — Блоги — Эхо Москвы, 17.12.2017

Г-н президент, единственное по-настоящему интересное место вашей Большой пресс-конференции осталось незамеченным. Точнее — не оцененным по достоинству. Хотя тема была архиактуальна и очень болезненна: Олимпиада и допинг.

Возможно, именно болезненность и вопроса, и персонажей спровоцировала вас на удивительную откровенность. Только после ваших слов многие впервые заинтересовались миссией Родченкова. А прежде лишь краем уха слышали: где-то кто-то нам вредит — сперва подменяет баночки с мочой, потом разоблачает подмену… А на вашей пресс-конференции вдруг раскрылись настоящие чудеса.

Вопрос про Олимпиаду был, как все понимают, совершенно неизбежным. Но организаторы решили отодвинуть его на второй час. Пропустили вперед ВВП (не вас, а валовой внутренний продукт), экономику, демографию… И наконец:

ПУТИН. Для нас очевидным является то обстоятельство, что скандал раздувается в преддверии внутриполитического российского календаря (проще говоря: перед выборами). Мы сами в этом виноваты, мы дали повод для этого. Потому что действительно выявлены реальные случаи применения допинга… Мы вынуждены будем там (за границей), в гражданских судах, помогать нашим спортсменам отстаивать свои честь и достоинство.

После этих ваших слов произошла маленькая, но важная странность. Обычно, когда вы заканчиваете ответ, журналисты это мгновенно чувствуют и начинают орать и махать плакатиками, надеясь задать свой вопрос. А тут они не успели и рта раскрыть, как в дело вступил ваш пресс-секретарь:

ПЕСКОВ. Дайте сюда микрофон, пожалуйста.

Куда «сюда»? Согласитесь, г-н президент, это довольно сложное и даже сказочное задание, типа «пойди туда, не знаю куда» (он же не себе микрофон просил). Но разносчица микрофонов поняла его мгновенно и правильно. Прибор оказался у того, у кого надо, и он, заглядывая в бумажку, зачитал доклад:

ЛУРЬЕ. Главный свидетель ВАДА, благодаря показаниям которого отстранена наша команда, Григорий Родченков в 2011 году являлся обвиняемым по уголовному делу о нелегальной торговле допингом… После предъявления обвинения он пытался покончить жизнь самоубийством: ударил себя ножом в алкогольном опьянении. Потом судебно-медицинская экспертиза обнаружила у него психиатрическое заболевание: шизотипическое расстройство личности… Потом он, как по мановению волшебной палочки, вдруг превращается в свидетеля; из 12 эпизодов остается один. И он возглавляет РУСАДА… Как может человек, склонный к суициду, занимающийся торговлей допингом, возглавить Российское антидопинговое агентство? Кто стоял за этим? Будут ли наказаны те, кто покрывал Родченкова?

Вот, оказывается, какая сволочь так удачно подвернулась врагам России: сумасшедший торговец допингом, пьянь, суицидник.

Но для вас, г-н президент, в этой подробной справке (которую мы тут сократили) не было ничего нового. Пока звучал длинный доклад (притворившийся вопросом), вы слушали равнодушно, но терпеливо, доброжелательно кивали. Так кивает учитель, который вчера диктовал домашнее задание, а сегодня ученик повторяет перед всем классом вчерашний урок. По шпаргалке. На пятерку.

И ваш ответ подтвердил наше визуальное наблюдение: ничего нового вы из вопроса не узнали. Ваш ответ был совершенно готов.

ПУТИН. Действительно странно: человек, который несколько лет жил в Северной Америке, потом приехал к нам… Но то, что он подозревался в распространении допинга, его сестра, по-моему, была осуждена за это… (Выкрик с места: «На полтора года».) Да, на полтора года. Вот видите, Вам даже виднее, я не знал. Ещё более странно для меня, для человека, который всё-таки в специальных службах долгое время проработал, он же ведь всю эту гадость таскал из Северной Америки: из США и Канады. Как его пропускали через таможню при таком жёстком контроле? Он же годами всё это делал… Да, это ошибка тех людей и тех структур, которые его туда привели. Нельзя работать с людьми, которые пытаются покончить жизнь самоубийством по любым соображениям. Это значит, что у них проблемы с психикой. Но нельзя тем более основывать решения исключительно на показаниях этих людей… В обосновательной части МОК написано: первое, что он честный человек; второе, что он находится под контролем ФБР и защищён; и третье, что всё изложено в его дневниках. Извините, но это ерунда какая-то. Во-первых, кто сказал, что он порядочный человек? Если он был под судом и известно, что он жульничал. Второе, что он находится под контролем и защитой ФБР. Для нас это не плюс, для нас это минус, это значит, что он работает под контролем американских спецслужб. Что они с ним там делают? Какие они ему дают препараты, чтобы он говорил то, что нужно?

Г-н президент, это настоящий скандал. На показания такого свидетеля полагаться невозможно. Если бы этот тип давал показания в уголовном суде, то ему неизбежно пришлось бы пройти психолого-психиатрическую экспертизу.

Назначенные судом дипломированные эксперты были бы обязаны обследовать Родченкова (у которого в 2011 году были обнаружены психические расстройства, заключающиеся в нарушении мышления, эмоционально-волевой сферы, и «склонность к демонстративным формам реагирования»). Эксперты должны были бы ответить на обязательные вопросы:

а) имеются ли у него психические расстройства?

б) может ли он правильно воспринимать и воспроизводить происходящие события?

в) имеется ли у него склонность к патологическому фантазированию, ведущая к искажению или домысливанию фактов?

г) каковы особенности его личности и как они влияли на поведение объекта во время его деятельности в Сочи и на показания в ВАДА?

д) каковы психологические мотивы его поведения?

Без такой процедуры его показания в суде были бы сочтены ничтожными (не имеющими никакой силы).

Г-н президент, вы совершенно правы: ВАДА и МОК не имели морального права основывать отстранение олимпийской команды России на показаниях этого негодяя. (С юридическими основаниями предстоит разбираться.)

Вы, г-н президент, справедливо говорите: ай-яй-яй, они (западные враги) используют плохого человека, уголовника… Но ведь сперва этого уголовника использовали мы. И не как «свидетеля», а как руководителя важнейшей спортивной олимпийской структуры на самой важной для вас Сочинской Олимпиаде. Наши (ваши) спецслужбы, прокуратура и пр. точно знали, что он уголовник. Точно знали, что он поставщик допинга. И могли (должны были) догадываться, что его уголовно-спортивная деятельность известна Западу. Такие и без всяких препаратов говорят то, что нужно. А то, что вы упомянули эти полезные препараты, означает, что и у нас они есть, и даже, возможно, применяются.

Г-н президент, это тяжелейшая проблема всей четвертьвековой истории постсоветской России: опора на плохих. Назначение замаранных на важные высокие посты. Вот они и воруют. Вот они и предают. Да, они очень удобны для высокого начальства; они управляемы и готовы на всё. Но они подонки и предадут обязательно.

Вы помните, конечно, знаменитую американскую политическую поговорку: «Да, это сукин сын, но это наш сукин сын». А Родченков, значит, был наш сукин сын, а теперь стал их сукин сын. Общий.

Теперь, когда всё уже случилось, вы (такой опытный во всех смыслах человек) заканчиваете свой ответ про Родченкова так странно, что лучше мы процитируем этот финал полностью.

ПУТИН. А как так получилось, что такой субъект оказался во главе нашей антидопинговой структуры? Ошибка, конечно, тех, кто это сделал. Я знаю, кто это сделал. Но теперь что об этом говорить?

Если бы эти слова сказал не президент России, а какой-нибудь авторитет среднего калибра, он услышал бы в ответ: «Слышь, брат, тебя никто за язык не тянул».

Вы знаете, кто это сделал. И знаете, к чему это привело. И вдруг: «Но что теперь об этом говорить?»

Разве не произошло преступление? Если не уголовное, то должностное — без сомнений. «Что ж теперь?» — но разве вы вправе определять срок давности? Мы измазаны в дерьме с головы до ног — до последнего прыгуна, до последней гимнастки…

Назначить такую рвань на такую роль мог только какой-нибудь спортивный король. Совсем шестёрка не могла бы сделать полууголовного психа руководителем Антидопингового комитета России. Значит, назначил влиятельный, важный. И значит, он по-прежнему на месте, ибо про увольнение важного мы бы знали.

…Как удачно подвернулся врагам Родченков. Как удачно подвернулся Лурье для задавания вопроса про Родченкова. Тот самый Лурье, который получил восемь лет строгого режима за вымогательство и мошенничество. Как случилось, что такого человека аккредитовали на вашу, г-н президент, важнейшую пресс-конференцию? Это же просто неприличная копия того происшествия, которое вы с Лурье так мило и подробно обсудили.

Оригинал

Читайте также:
«Алексей Улюкаев после первой ночи в СИЗО: «Сыт по горло»

«Погибшие журналисты все в специальном раю»

«Тариф «беспредельный»: россияне станут платить больше за ЖКХ»

echo.msk.ru

Зачем писать президенту? Объясняет Александр Минкин

[ Радио Свобода: Программы: СМИ ]

[24-02-05]

Зачем писать президенту? Объясняет Александр Минкин - автор цикла "Письма президенту"

ВедущаяЕлена Рыковцева Елена Рыковцева: Газета "Московские новости" обнародовала данные опроса, которые проводила компания "Ромир Мониторинг". Респондентов спрашивали: "В каких формах протеста в случае ущемления ваших гражданских прав вы были бы готовы принять участие?" Большинство ответило "ни в каких", а дальше голоса распределились достаточно любопытным образом. На первом месте среди форм протеста оказалось обращение в суд - 26 процентов. А на втором месте - вовсе не забастовки, не акции протеста, не обращение к профсоюзам, а - письма президенту. 20 процентов россиян готовы протестовать в форме письма президенту. Значит, они видят в этом какой-то смысл. Вот об этом мы будем спрашивать слушателей нашей сегодняшней программы: зачем писать президенту? Может ли это хоть что-то изменить? Гость студии сегодня - обозреватель газеты "Московский комсомолец" Александр Минкин, который ровно таким вот образом протестует с июня прошлого года. Он публикует в своей газете цикл "Письма президенту". На днях Союз Журналистов России назвал этот цикл "Событием года". И я предлагаю вернуться в июнь прошлого года, в первое письмо Александра Минкина, где она объяснил, зачем станет писать. Диктор: "Что-либо делать (в государственном масштабе), что-либо решать можете лишь вы, Владимир Владимирович. И российскому журналисту, чтобы чего-то добиться, приходится обращаться именно и только к вам. Послать письмо по почте? Вы лучше меня знаете, что оно не дойдет. То есть дойдет в лучшем случае до старшего помощника младшего дворника. И мы получим официальный ответ: "Спасибо, ваше мнение будет учтено". "Учтено" - это что? Записано в книгу учета и сдано в архив? Письмо, напечатанное в газете, конечно, не обязывает вас к ответу. Ну а вдруг... Ведь нам лично ничего от вас не надо. А раз так - диалог наш будет важен для страны". Елена Рыковцева: Случился ли диалог, а также темы этого диалога мы обсудим чуть позже. Александр, для начала процитирую несколько концовок ваших писем. "Надеюсь, удалось вас ободрить. Но интересно, что вы об этом думаете?" "Не уверен: находится ли у вас время об этом думать. Потому что, когда вас видишь, кажется, будто вы тоже напряженно думаете о чем-то своем. Не о нашем". "Извините, но, может быть, лучше вам об этом не думать". "Вот бы узнать, что вы об этом думаете". "Интересно бы знать: думаете ли вы об этом?". "Очень было бы интересно узнать, что вы обо всем этом думаете". "Народу страшно интересно, что вы обо всем этом думаете? (два раза так вы заканчивали), и "Людям интересно, что вы об этом думаете" - три таких концовки я насчитала. Итак, каков был отклик на эти ваши призывы? Знаете ли вы хоть что-что о реакции на свои письма? Александр Минкин: Вот эти окончания писем, они, конечно, сознательно повторяются. Это такая форма. Как рифма, предположим, в поэзии, у меня есть такая форма "интересно знать, что вы об этом думаете". Я как бы говорю: "Владимир Владимирович, ну, может быть, ответите". Елена Рыковцева: Типа. Александр Минкин: Типа, да. А реакция хорошая. Как видите, даже Союз журналистов решил, что цикл писем президенту - это событие года. Елена Рыковцева: То есть он ответил вам за Путина. Александр Минкин: Союз журналистов... Ну, я не думаю, что Путин меня бы наградил за эти письма. А Союз журналистов наградил, так что их реакция, видимо, противоположная. А еще реакция читателей очень большая. Эти письма занимают в наших внутригазетных рейтингах - это интернетный рейтинг, Интернет автоматически подсчитывает количество читателей того или иного материала, которые читают МК на сайте - вот там эти письма всегда на первом месте. Кроме того, есть письма ручные, по почте которые приходят в конвертах, не от молодых с Интернетом, а от старых с авторучкой. Я считаю, что реакция очень хорошая. Елена Рыковцева: Все понятно. Смотрите, уже два сообщения пришло. "Писать президенту - это наивно. Могут делать только глупые и необразованные люди". Александр Минкин: Спасибо. Елена Рыковцева: "Только забастовки". Вот так. Александр Минкин: Спасибо. Елена Рыковцева: "Письма президенту от его избирателей - это, конечно, нонсенс, но по менее глобальным вопросам я постоянно отправляю на пейджер мэра Лужкова или Шанцева. В 99 процентах получаю ответ, иногда письменный, иногда мне звонят из канцелярии". Вот такая удачливая Ирина нам пишет. Александр Минкин: Видите ли, наверное, она... не будем на личности переходить, но, наверное, есть люди, которые пишут президенту или мэру, когда что-то у них во дворе сломалось, ракушка в песочницу попала, гаража, вода, крыша. Я о личном не пишу, пока удерживаюсь. Елена Рыковцева: А хочется. Александр Минкин: Хочется. Я не пишу о личном - раз. Второе: мне кажется, что не так уж это глупо, у меня есть предшественники. Например, чтобы никого не обижать, помните роман Булгакова "Мастер и Маргарита", там Иисус Христос выведен под именем Иешуа... Я сейчас не записываюсь, поверьте, ни в мессии, никуда. Но я хочу вам сказать, что Евангелие - это, безусловно, высокий пример, и нас призывают следовать Евангелию. При этом никто же не говорит, что вы тем самым превратитесь во Христа, но следовать заповедям рекомендуют. Это насчет того, чтобы вы не думали, что я возомнил о себе бог знает что. Так вот, Иешуа, оказавшись во дворце прокуратора Иудеи... Разве Иешуа отказался с ним разговаривать? Наоборот. Можно было говорить, ну, вот его на допрос доставили, все. Но он предлагает Пилату пойти прогуляться и побеседовать. Он говорит: "У меня есть некоторые мысли, которыми хотелось бы с вами поделиться, тем более что вы производите впечатление не очень глупого человека". Там все падают окружающие от наглости... Вот все, я сказал. Елена Рыковцева: Да, понятно. Александр, сообщаю нашим слушателям, что специально для нашего эфира я попросила вас составить не письмо, потому что это долго, я не могу вас попросить о таком одолжении, целое письмо для нас писать, а телеграмму или даже радиограмму Владимиру Путину, которую мы сегодня условно направляем в Братиславу, где состоится саммит. Пожалуйста. Александр Минкин: Вы сказали, придумать ему телеграмму. Я ее придумал. Меня, к сожалению, поймут только жители Москвы, и только те, кто ездит на машине, за рулем. "Владимир Владимирович, мы очень рады, когда вы ездите за границу. Потому что количество пробок немыслимое, создаваемое вами каждый день, резко уменьшается. Мы так рады, когда вы отправляетесь куда-нибудь далеко-далеко, на несколько дней, на какие-нибудь важные переговоры. Вы себе даже не представляете, как нам легче становится ездить. При том, что нас радует не только, что нам легче ездить, но и что в это время решаются важные и полезные для нашей родины дела". Елена Рыковцева: И теперь уже совершенно экспромтом, пожалуйста, к господину Бушу, с каким коротким телеграфным текстом вы обратились накануне сегодняшней их встрече? Александр Минкин: Ваша радиостанция принадлежит, по-моему, Конгрессу США. Я не хотел бы, чтобы вас закрыли, наказали. Елена Рыковцева: Не закроют, не накажут. Александр Минкин: Не накажут. Елена Рыковцева: Абсолютно свободны наши гости во мнениях. Александр Минкин: Мне нечего ему уже пожелать, потому что он уже попал на второй срок. По закону США третьего ему не светит и поэтому, в общем-то, мне ему желать нечего. Если по закону США было возможно избираться в третий раз, я бы ему пожелал проиграть. Он сильно портит жизнь на планете Земля. Елена Рыковцева: Александр, а смотрите, вчера помощник президента по международным делам Сергей Приходько заявил буквально следующее: "Россия в диалоге с США не будет реагировать на вопли слабонервных, которые выпячивают объективные сложности". Вопрос: не относите ли вы себя к разряду слабонервных выпячивателей? Александр Минкин: Нет. Во-первых, у нас тут о разном. Наверное, этот человек, которого вы сейчас процитировали, имеет в виду, что Буш выскажет претензии по поводу состояния нашей законности. Я уж не говорю о демократии, этим уже и не пахнет особенно. Но эти претензии не лично Буш высказывает. Буш их высказывает совершенно справедливо как функционер, как западный лидер, как делегат западной демократии. Он говорит, что здесь не так. Любой на его месте сказал бы тоже самое и, возможно, даже резче, чем Буш, потому что Буша, наверное, сдерживают какие-то более-менее... Не знаю, я дружескими эти отношения назвать не могу, хотя они пытаются выдавать свои отношения именно за дружбу. Но вот эти выдаваемые за дружбу отношения Буша с Путиным, наверное, мешают ему высказывать это достаточно жестко и публично. Я бы предпочел, чтобы во главе Америки стоял не такой дружный с Путиным человек. Но претензии к состоянию нашей законности, при чем тут слабонервные? Страна стонет от беззакония в судах. Стонет просто. Это с чего вдруг тысячи исков куда-то в Страсбург? Это что, все сумасшедшие написали или люди, доведенные до отчаяния? Елена Рыковцева: Я прочитаю вам сейчас прогноз окончания этой встречи, который дал сегодня в газете "Коммерсант" Михаил Зыгарь: "Российское руководство очень довольно тем, что Владимир Путин и Джордж Буш встретятся, попозируют перед камерами. Потом закроются в отдельной комнате, и будут там говорить. И все заявления Москвы о том, что отношения двух стран, вопреки всему, носили, носят и будут носить стратегический характер, это будто бы злорадство в адрес американских сенаторов, да примкнувших к ним журналистов. Они де строили свои козни против России, пытались настроить Джорджа Буша против Владимира Путина, но ничего не вышло". Так и будет? Александр Минкин: Может, так и будет. Буш не особенно умен, так что Путин его, конечно, может обыграть в личной беседе. Тут ничего не сделаешь, это факт медицинский. Елена Рыковцева: Продолжаю цитировать сообщения, которые приходят на вопрос нашей программы. "Я живу в районе метро "Юго-Западная". Кругом идет несанкционированная торговля. Неоднократно обращался с письмом к президенту. Местные власти вообще не принимают никаких мер. Перед Новым годом сам ходил в приемную президента, после этого меры были приняты, но на один-два дня". Вот такой безысходный ответ. Александр Минкин: А за кого голосовал, не написал? Елена Рыковцева: Не написал. Александр Минкин: Жалко. Елена Рыковцева: Может, еще раз напишет. Его зовут Сергей Владимирович Коновалов. Вот мы сейчас к нему обращаемся, узнать, за кого он голосовал. Пусть еще раз пришлет сообщение. Александр Минкин: На самом деле Сергей или Василий, или Иван - совершенно не имеет значения для сути поставленного вопроса. А вот для того, чтобы понимать, кто спрашивает, лучше бы знать, за кого он голосовал. Елена Рыковцева: Александр, в следующей части нашей программы процитируем ваши письма президенту, расскажем, о чем вы уже писали. О чем вы еще не написали президенту? Александр Минкин: О самом важном не написал пока. Знаете, останавливают всякие вещи, всякие соображения. Есть письма, которые я написал и не отправил, то есть не напечатал в газете. Иногда это происходит по моим собственным соображениям. Вот представьте, что вы написали какое-то письмо, в той или иной степени ироничное, и только собрались его напечатать, вот вы его написали и понесли в редакцию, а по радио говорят, взорвались два самолета. И понимаешь, что твои шуточки и твои хохмочки сейчас совершенно неуместны, что людям сейчас не до этого, не до чего. Или Новый год. У людей праздник, они где-то с 24-го числа, с Рождества католического, начинают уже упаковываться, пить, гулять, салаты готовить, радоваться жизни, наряжать елку. Вот зачем сейчас им какая-то политика. Я замолкаю не потому, что политики уехали кататься на лыжах. Елена Рыковцева: Вы введите отдельную рубрику "Несвоевременные письма". Александр Минкин: Нет, я же хочу, чтобы их прочитали и прочитали в правильном состоянии. А если у вас похороны, что вы можете читать? Если у вас праздник, вам вообще ни до чего, вы не хотите этого. И я буду дураком, если в такой момент полезу со своими заметками. Я их откладываю. Иногда они устаревают, иногда нет, иногда, наоборот, пока она лежит, успеваешь чего-то додумать. Знаете, это очень полезно, когда заметка лежит, и чего-то успеваешь додумать. Я же не новости сообщаю, я же не новостник. А о том, что происходит в нашей стране на самом деле - это вековые проблемы. Вот пока мы готовились к эфиру, посмотрел рейтинг на восьмой полосе "Коммерсанта" - "Десять самых популярных программ по телевидению". В России на первом месте "Кривое зеркало". Елена Рыковцева: Не уберегла я "Коммерсант" от Минкина, потому что это у него больная тема. Александр Минкин: "Кривое зеркало" на первом месте. Все. Значит, нация, которая из всех телепрограмм предпочитает "Кривое зеркало", это такой народ специальный, Путин может быть доволен. Елена Рыковцева: Александр, вы об этом пишете всегда, не только президенту. Александр Минкин: Молчу. Елена Рыковцева: "Как вы себе представляете, - спрашивает вас Александр из Санкт-Петербурга, - как доходит письмо до президента?" Имеется в виду, наверное, просто письмо рядового человека. Александр Минкин: Физически это очень просто. Приходит группа людей, не знаю, наверное, в 5-6 утра, может в 7 утра, какие-то специфические люди, каким-то образом отобранные, достаточно молодые, радостные, что они в Кремле работают, просматривают газеты сегодняшние, доставленные еще раньше спецкурьерами, вырезают то, что им кажется существенным, может быть ножницами, может еще как-нибудь, складывают в папку. Потом приходит к девяти следующий чин, уже рангом повыше, просматривает, выбрасывает то, что считает неважным, ненужным, вредным и обидным. Потом, наверное, опять еще кто-нибудь. И, наконец, приходит генерал, который оставляет от этих заметок, если что-то оставляет, то, наверное, что-нибудь такое замечательное или же пропускает под очи президента то, что должно вызвать точно направленный гнев. Елена Рыковцева: Между прочим, уточнил слушатель Коновалов по пейджеру, что он голосовал за Явлинского. И еще читаю сообщения, которые пришли уже на наш эфир, а потом передаем слово слушателям. "В советское время достаточно было обратиться в газету "Известия", так пишет Георгий. То есть не надо было писать никакому президенту или генсеку. В общем, что-то в этом есть, конечно, такое было: "газета выступила, что сделано?". Александр Минкин: Это было. Елена Рыковцева: Галина Георгиевна из Москвы пишет очень интересно: "Я была на первом Гражданском форуме, на котором были Путин и Касьянов. Так как наш президент называл нас постоянно населением, я обратилась к нему с запиской, что по Конституции мы не население, а граждане. С тех пор я не слышу, чтобы он нас называл населением. К сожалению, это все. Ничего более демократичного я не вижу". И мы слушаем Дмитрия из Санкт-Петербурга. Здравствуйте, Дмитрий. Слушатель: Здравствуйте. Я лично не вижу оснований обращаться, так как я в другом правовом поле. Путин представляет нечто целое в государстве и это целое надо мной, в виде закона этого целого. Поэтому как субъект права я исчезаю для Путина. Александр Минкин: Ну, хорошо. Не видите и не надо. Зачем мучиться, вас же никто не заставляет. Это свободно совершенно, можно не обращаться. Елена Рыковцева: Собственно говоря, об этом и спросили, стоит ли обращаться или не стоит, и слушатели ответили на наш вопрос. "Смысл имеет писать только открыто. Судя по опросу, народ наш хочет испить горькую чашу до самого дна". Это нам напоминает другой Дмитрий о том, что мы приводили опрос, где люди, 20 процентов, выбирают форму протеста в виде письма президенту. И по Библии опять же пишут: "Мельница господня мелет медленно, зато верно. Что построено на обмане, будет разрушено рано или поздно". Александр Минкин: Точно. Кто это написал? Елена Рыковцева: Это написал слушатель по имени Дмитрий. Александр Минкин: Молодец. Елена Рыковцева: "При обращении к президенту по прямой линии о непорядках в нашем доме работы были проведены". Вот так. Владимир из Зеленограда: "Уважаю Минкина. Спасибо ему за те письма, которые он направляет. Нам писать эти письма толку мало, голосуй, не голосуй - все равно проиграешь. Что толку голосовать?" Александр Минкин: Я уже испугался, что он в рифму написал. Елена Рыковцева: "Как мог ваш слушатель голосовать за Явлинского, если на последних выборах он не выдвигался в президенты?". Это спрашивает Татьяна. Видимо, имеется в виду, что наш слушатель Коновалов голосовал за "Яблоко" на выборах в Думу. Теперь Александр, как я обещала, по ходу программы мы будем цитировать отрывки из ваших писем, в том числе для тех слушателей, которые по каким-то причинам - я даже не могу их представить - "Московский комсомолец" не читают. Давайте послушаем письмо на тему "Путин и партии". Диктор: "Помните, став премьер-министром, наследником престола, вы пришли на коллегию ФСБ (КГБ). Вас встретили аплодисменты. А вы, будучи среди своих, расслабились, забыли про телекамеры и объявили: мол, внедрение завершено! Грянула овация, радость без предела... Это очень честно вы сказали. Очень откровенно. (Хотя наивные думали, что вы шутите.) Внедрение - слово архиважное. Оно говорит о проникновении в самую сердцевину врага с помощью притворства. Внедрился - это прикинулся, чтобы сочли своим, допустили к руководству. Штирлиц внедрился в СС по самое не могу. Он талантливо прикинулся фашистом, но фашистом он же не стал. Он сохранил верность (до слез) Кремлю и Лубянке. То есть Сталину и Берии. Так и вы. То, что вы сохранили верность Лубянке, видно из того, что именно своих сослуживцев вы расставили всюду: они командуют Министерством обороны, МВД, контролем над наркотиками, губерниями и республиками... Но все они - ваши товарищи не только по КГБ, но и по КПСС. Это ведь почти синонимы были во времена Брежнева-Андропова. Сохранить верность КГБ - значит, остаться настоящим советским коммунистом. Потом вы внедрились к Собчаку, наверное, стали членом его какой-то демократической партии. Быть вице-мэром Питера при крайне политизированном Собчаке и не изображать политическое единомыслие было невозможно. Потом вас взяли в Москву - в партию приватизации, тенниса и залоговых аукционов. Она тогда называлась "Наш дом - Россия". Но вы - человек цельный. И, значит, всё это были разные внедрения, разные маски. Вы - один, а занимаетесь созданием двух партий, а то и трех. "ЕдРо" - ваше, "Родина" - ваша (и сделана в Кремле, и поддержала вас, своего создателя-кормильца). Теперь, говорят, создаете что-то либерально-правое. Уважаемый Владимир Владимирович, как может один человек создавать несколько партий? Это же не фирмы. Создавая разные партии, вы, выходит, действуете как финансовый игрок, биржевик - по принципу не держать все свои яйца в одной корзине. Но этот циничный принцип (правильный в бизнесе) не годен для политики. (Наши олигархи на том и погорели: путали партии с банками. Давали и "Яблоку", и коммунистам, и СПС, и черт его знает кому.) Вряд ли есть американский бизнесмен, субсидирующий и Буша, и Керри. Елена Рыковцева: Александр, как вы считаете, по своим реальным взглядам, тем, которые более-менее на виду, сам Путин какой из существующих в России партий ближе? Александр Минкин: Не знаю. Знаете, я сейчас слушал эту цитату из давно уже забытого письма. Елена Рыковцева: Оно уж не такое страшно давнее. Александр Минкин: Не помню. Я вообще отказываюсь от него категорически. Шутка. Елена Рыковцева: Вот это да. Объясните. Я-то видела, что когда вы слушали, вы охали, ахали. Вы сами своей смелости поражаетесь, что ли, тогдашней? Александр Минкин: Дело в том, что когда пишешь, то у тебя одно настроение, а вот сейчас слушаю и думаю, это очень нахально, конечно. Безусловно, это очень резко. Я такие письма советуют никому не писать. Елена Рыковцева: Очень интересная реакция Александра Минкина на свои собственные письма. Мы послушаем Людмилу Викторовну из Санкт-Петербурга. Здравствуйте, Людмила Викторовна. Слушатель: Здравствуйте. Я на письма ответы никогда не получала. Тут я решила дать телеграмму. 30 января я направила на имя президента телеграмму с содержанием: "Приближается 60-летие Победы. Когда труженики тыла, ветераны войны получат статус участника войны?" Пока ответа нет никакого. Так вот этот запрос я отправила на имя Миронова в Совет Федерации. Получила ответ, что мое письмо направлено на рассмотрение в правительство Санкт-Петербурга. При чем тут правительство Санкт-Петербурга, если это решает федеральное законодательство? Так что считаю, что это все бесполезно, мы никому не нужны абсолютно. Александр Минкин: Давайте я сейчас скажу нашей слушательнице, в чем разница между ее письмом Миронову, который вообще так, пустое место, просто должность какая-то, и моими письмами президенту. Разница в том, что мои письма печатаются тиражом в 2 миллиона экземпляров. И люди, которые их читают, они видят, что они не одиноки, что их мысли высказаны, что это звучит. Им становится легче хотя бы от того (я это от них получаю в письмах, в ответах), что они убеждаются, что их взгляды высказываются - раз и что, читая эти письма, они убеждаются в том, что они не сумасшедшие, что и другие люди так думают. Это им моральная поддержка. Конечно, никто им батарею не починит. Елена Рыковцева: Продолжаю читать все, что нам пишут слушатели. "Не согласна с заявлениями Минкина о Буше. Считаю, что человек искренний, прямолинейный и неискушенный, в отличие от нашего Путина-демагога". Так пишет Ольга. "Не беспокоит ли вас непрерывное "желтение" промэрской газеты МК?" - спрашивает вас Василий. Александр Минкин: Да это чепуха. Что она желтоватая, тут никто не спорит. К сожалению, больше, чем мне бы хотелось. Но Лужкова там критикую ежедневно. Елена Рыковцева: Телеграмму в Братиславу Бушу пишет слушатель, подписавшийся "Ванька Жуков". "Милый дедушка, увези с собой своего друга, научи его любить свободу и демократию". Вот так. Александр Минкин: Молодец. Елена Рыковцева: Николай Ломов: "Когда говорят о том, что мы за законность, за главенство закона, то забывают, что законы 1932 года, 1934 года и 5 декабря 1936 года определяли, что всякий выступающий против социалистической общественной собственности является врагом народа, статья 131". И Александр, мы продолжаем слушать ваши письма. Еще один фрагмент, пожалуйста. Александр Минкин: Повежливей что-нибудь. Диктор: "Владимир Владимирович, вы добрый или жестокий? Добрые всех прощают. Жестокие наказывают. Вы министров не наказываете. Почему вы к ним так добры? Не министры выбрали президента. Люди выбрали вас, чтобы жить лучше. Этого не произошло. Катастрофические провалы: - ваших силовиков - Беслан; - ваших политтехнологов (политсантехников) - Украина, Абхазия; - ваших министров - льготы и последствия. Раз никто не наказан, значит, все прощены. Не умеете наказывать? Но Ходорковский в тюрьме. Яндарбиев взорвался. За что - не спрашиваю, вам виднее. Итак, наказывать умеете. Министры устроили всероссийскую аварию. Их следовало бы выгнать всех. А вы с ними встречаетесь, и мы по телевизору видим, как вы им поручаете исправить положение. Но они теперь станут судорожно себя спасать, а не ситуацию исправлять. Это на спасение себя они сейчас тратят безумные деньги. Наши деньги. Вы на экране ТВ очень убедительны в роли отца народа. Министр вам говорит: "Поднимем с сентября на 10 процентов". А вы ему строго: "Нет! Надо значительно раньше и вдвое больше! Минимум на 20 процентов"! Интересно, верит ли народ, что эти сцены не отрепетированы; что они вот так просто рождаются, от души. Вы всегда строги, они - смущены, вы требуете, они обещают... Ну и сколько это будет продолжаться? Уволить мало, Владимир Владимирович. Увольнение - не наказание. Министры - люди с очень высоким благосостоянием и деньгосостоянием, и прочим состоянием. Если они берут взятки, то чемоданами долларов. Уволить такого - а он уже и себе, и внукам-правнукам обеспечил безбедную жизнь. Увольнять таких надо с конфискацией и подпиской о невыезде. Пусть живет с нами, сажает редиску. Убедим западных друзей арестовать все счета этих типов, на которые поступали деньги за время, пока они трудились в правительстве. Елена Рыковцева: Итак, Александр, все-таки всех выгнать или кого-то оставить? Александр Минкин: На самом деле я считаю, что власть в России дискредитировала себя полностью, вся. Я не буду сейчас разбираться поименно, это не в моих силах, я и не помню их имен. Но мне кажется, что вся власть, вся вертикаль полностью дискредитировала себя. Это совершенно ясно. Если говорить серьезно, то настоящих выборов они бы не выиграли, если бы им не помогал их административный ресурс и телевидение государственное, которое вытворяет невесть что. Вот Украина была настолько запредельным примером всего, что творит наше телевидение, когда даже украинские журналисты говорили нашим государственным каналам "ну, ребят, совесть то есть у вас хоть чуть-чуть, ну что же вы показываете, ну ведь совсем неправда".

www.svoboda.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о