Menu

Грамотный врач: 5 признаков хорошего врача

Содержание

5 признаков хорошего врача

Не важно, обращаетесь ли вы в коммерческую клинику или выбираете услуги государственной: необходимо, чтобы врач был компетентным, а его диагнозы —обоснованными. Но как понять, хороший ли специалист перед вами? Руководитель отдела контроля качества медицинской помощи и врач-эндокринолог клиники «Атлас» Юрий Потешкин перечислил несколько признаков, по которым можно узнать хорошего врача.

Комментарий

Юрий Потешкин, врач-эндокринолог клиники «Атлас» 


Надежность

Хороший врач выглядит опрятно: чистый медицинский халат, одежда, руки — все должно быть в полном порядке. Важно, чтобы с первой минуты знакомства врач вызывал у пациента чувство доверия и безопасности. Это обязательное условие, без которого невозможно никакое лечение. Согласно исследованиям, пациентам, которые доверяют своим врачам, проще изменить свой образ жизни — например, сбросить лишний вес  или отказаться от соленой пищи при высоком риске артериальной гипертензии. 

Один из важных факторов доверия между врачом и пациентом — партисипативность, участие пациента в процессе лечения и принятия решения. Варианты, когда пациент в стенах медицинского учреждения превращается в объект лечения, безмолвный и безропотный, уходят в прошлое. Теперь пациент может сам выбирать, как ему лечиться, а задача врача — предоставить ему в достаточно информации для принятия решения.

Внимание

Врач обязан опросить пациента и выяснить, что стало причиной визита и какую цель ставит перед собой пациент. Доктор задаст вопросы о самочувствии пациента, его привычках и образе жизни, истории развития симптомов, сопутствующих заболеваний и лекарствах, которые он принимает. Обязательно расспросит о случаях заболеваний среди ближайших родственников — родителей, бабушек и дедушек, родных братьев и сестер.

Некоторые вопросы могут показаться не относящимися к делу или к основной специальности врача. Это нормально: врач должен учитывать все до мельчайших подробностей и обращать внимание на детали, не обязательно очевидно связанные с жалобами пациента. Хороший специалист знает много тонкостей и проверяет все возможные варианты заболеваний.

Любой прием должен включать в себя осмотр. При этом не обязательно он будет сопровождаться пышной церемонией — пациенту не всегда нужно раздеваться и ложиться на кушетку. Для осмотра некоторым специалистам будет достаточно оценить тип телосложения, распределение подкожно-жировой клетчатки, состояние волос и кожи, пропальпировать органы, необходимые для диагностики. При этом необходимо, чтобы врач учитывал комфорт пациента и не вторгался в его личное пространство без необходимости.

Открытость

Врач должен спокойно и терпеливо отвечать на все вопросы пациента и комментировать — в необходимых пределах — каждое свое решение. Хороший доктор всегда объяснит, что происходит, раскроет все непонятные пациенту термины, даст пациенту возможность принимать решения. 

Если речь идет о назначении анализа, врач объяснит, какую информацию даст исследование и почему его необходимо провести. Любой анализ не играет никакой роли до тех пор, пока его не интерпретировал специалист. По запросу пациента врач должен быть готов прокомментировать каждый показатель анализа и оценить его вклад в диагностику.

Важно, чтобы каждый осмотр заканчивался постановкой предварительного или окончательного диагноза. В некоторых случаях, чтобы заранее не тревожить пациента, врач может умолчать до определенного момента о диагнозе или причине назначения анализа. Это необходимо, например, при подозрении на онкологические заболевания — не нужно пугать пациента до получения надежных результатов исследований.

При этом, если пациент задает прямой вопрос, врачу нужно проговорить все предполагаемые варианты, а не только назвать самый негативный. Здесь от врача потребуются знания принципов этики и деонтологии (учение о проблемах морали и нравственности. — Прим. ред.).

Профессионализм

У каждого врача за спиной медицинское образование, но современная наука развивается быстрыми темпами: методы диагностики совершенствуются, постоянно обновляется база знаний о болезнях, появляются новые результаты клинических исследований. Поэтому для врача становится необходимостью знание иностранных языков: большинство статей публикуется на английском языке.

Врач не будет назначать препараты с недоказанной эффективностью — за исключением случаев, когда здоровый пациент уверен, что болен. В этом случае такие назначения работают по принципу плацебо и пациент чувствует себя лучше. Параллельно с этим, как правило, рекомендуется консультация психотерапевта — такие симптомы могут быть связаны с депрессией или неврозом.

Хороший врач не будет ставить устаревшие или коммерческие диагнозы — заболевания, которые отсутствуют в Международной классификации болезней или не соответствуют симптомам пациента, но для лечения которых может быть назначено дорогостоящее лечение. Если вы не уверены в назначенном лечении или обследовании, лучше проконсультируйтесь с другим специалистом или проверьте действия врача на UpToDate (поиск по статьям для пациентов бесплатный).

Все назначения врача должны соответствовать международным рекомендациям. Врач не может давить на пациента. Если у вас возникают сомнения, не стесняйтесь задать все вопросы своему врачу или обратитесь за вторым мнением к еще одному специалисту, если вам не удалось получить ясного ответа.

Командная работа

Не всегда для лечения пациента достаточно усилий одного специалиста — иногда нужна командная работа. В таких случаях не работают адресные рекомендации: часто проверенному врачу, о котором вы узнали от знакомых, нужно отправить вас к другому специалисту, и на этом магия рекомендации может закончиться. География лечения становится необъятной, медицинские бумаги теряются по разным учреждениям (если вы вообще получаете их на руки), анамнез заболевания приходится повторять десятки раз.

Качественное медицинское обслуживание требует комплексного подхода. За спиной врача должна быть проверенная клиника или его собственная сеть контактов. Тогда врач легко сможет собрать мультидисциплинарный консилиум или передать пациента в другую клинику. 

При передаче пациента нужна преемственность помощи — передать информацию, описать и продолжить диагностическую концепцию или схему лечения. Это обеспечивает не только быструю и качественную помощь, но и сохраняет доверие пациента. Идеально, если у каждого пациента есть ведущий врач, который следит за историей лечения пациента.

Вместе с медицинской картой он передает коллегам историю болезни и всю информацию о пациенте внутри одной клиники, а при переводе в другое учреждение готовит подробную выписку и продолжает наблюдать за лечением пациента. Каждый следующий врач дополняет полученные данные и результаты лечения и позволяет точно определить диагноз и подобрать подходящее лечение.

Для эффективной работы врачу должны быть доступны все инструменты лабораторной диагностики и возможность направить пациента в другое учреждение или, при необходимости, экстренно госпитализировать.

Грамотный прием: что рекомендуют врачи в преддверии сезона простуд

 

Осень уже вступает в свои права, а влажная и пасмурная погода создают благоприятные условия для вирусов. Однако сезонных болезней можно избежать, если придерживаться определенных правил. О том, какие профилактические меры принять, чтобы не заболеть простудными заболеваниями, рассказали главный врач поликлиники № 76 Оксана Валерьевна Алешко и врач-эпидемиолог Галина Владимировна Токарева.

Рост числа заболевших респираторными инфекциями медики связывают с началом учебного года: студенты стали контактировать друг с другом, с другими людьми, активнее распространяя вирусы. Основные пути передачи вируса гриппа — от человека к человеку воздушно-капельным путем. При кашле и чихании больного человека микроскопические капли, содержащие вирус, распространяются в воздухе, затем осаждаются на поверхностях окружающих предметов, откуда с частицами пыли могут попадать в верхние дыхательные пути окружающих его людей. Больной человек наиболее заразен первые 3-4 дня болезни, хотя выделение вируса возможно на протяжении всего заболевания и даже в период выздоровления. Во внешней среде вирусы живут недолго — от 2 до 8 часов. Чтобы избежать распространения вирусных инфекций, необходимо выполнять профилактические мероприятия и помнить, что каждый из нас в силах снизить риск заболевания и распространения гриппа, выполняя простые правила.

  • Галина Владимировна, какие рекомендации вы можете дать в плане профилактики заболевания?

Профилактика бывает двух видов: первичная — это вакцинация против некоторых вирусов, которую мы рекомендуем, прежде всего, людям из группы риска — врачам, учителям, студентам и школьникам, людям с пониженным иммунитетом и некоторым другим категориям. И вторичная, которая включает в себя соблюдение правил личной гигиены, закаливание, занятие физкультурой и спортом, правильное питание, достаточное потребление фруктов и овощей, соответствующая погоде одежда, прогулки на свежем воздухе, правильный режим труда и отдыха. При гриппе, как и при любой другой инфекции, вот эти неспецифические правила профилактики имеют важную роль. По данным Минздрава, эпидемический сезон 2018-2019 года пройдет под штаммами разновидностей гриппа «Мичиган», «Сингапур» и «Колорадо». В сезонную вакцину включены именно эти штаммы, потому что в других странах эпидемия гриппа уже идет и на основании этих данных делаются вакцины для сезонного гриппа в тех странах, где он еще только предстоит. Все эти штаммы есть в вакцине «Совигрипп», которая доступна в нашей поликлинике для профилактики гриппа.

  • Что нужно для того, чтобы сделать прививку?
  • С 3 сентября в нашей поликлинике стартовала прививочная антигриппозная кампания. Вакцинация продлится до 1 ноября — до начала эпидемического сезона, чтобы успел развиться иммунитет. На это необходимо 10-14 дней. Ну а позже делать прививку уже не имеет смысла. Чтобы сформировался коллективный иммунитет, желательно чтобы 75% студентов, поскольку они учатся в замкнутых коллективах, сделали прививки. Чтобы их сделать, можно прийти в доврачебный кабинет поликлиники с 8 до 20.00 в рабочие дни и с 9 до 15.00 в субботу, получить допуск у врача-терапевта, затем в прививочном кабинете поставить прививку. Также наши сотрудники в соответствии с утвержденным графиком могут проводить прививки на территории ВУЗа, колледжа и общежитий, в которых проживают студенты. Естественно, это делается бесплатно, по полису ОМС.
    Правда, что если в коллективе кто-то сделал прививку, а кто-то нет, то те, кто не вакцинировался, могут заразиться от привитых?
  • Нет, это не так. Вакцинированные люди не представляют опасности для не вакцинированных.

          Оксана Валерьевна, как, по-вашему, можно призвать молодежь к сознательному отношению к своему здоровью?

— Понятно, что приоритет государства и государственных медицинских организаций — это здоровье населения. Но не все зависит от уровня здравоохранения — многое и от нас самих. Это культура нахождения человека в обществе. Должно быть понимание, что от тебя самого зависит не только твое здоровье, но и здоровье окружающих. Если ты не болеешь, то вокруг тебя люди не заражаются. А чтобы люди не заражались, желательно сделать прививку — обезопасить себя и тех, кто находится рядом. Если хочешь избежать хронических заболеваний, нужно придерживаться общеизвестных и общедоступных алгоритмов здорового образа жизни, которые Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила приоритетными. Их пять: отказ от курения, сбалансированное питание, продолжительность сна не менее шести часов, занятие физкультурой, и, что очень важно — позитивный настрой, положительные эмоции.

  • То есть не зря говорят, что «все болезни от нервов»?
  • Однозначно! Чем дольше живу, чем больше понимаю — и как врач, и как обычный человек — эти, казалось бы, простые истины. К примеру, если двое людей заболели раком, один умер, а другой живет. Это происходит в том числе и потому, что первый имеет негативный настрой, возможно депрессию, неверие в усилия врачей и собственное выздоровление. У другого, наоборот,

правильный психологический настрой — и организм каким-то образом перестраивает иммунную систему! Конечно, победить болезнь только силой духа и хорошим настроем нельзя. Бодрость и вера в выздоровление должны дополнять лечение, но не заменять его. Так что правильно говорят, что болезнь любит больного — чем больше чахнешь, боишься всего, хандришь, тем больше болезнь цепляется и не отпускает.

  • А про физкультуру: какая она — оптимальная физическая нагрузка?
  • Движение — это жизнь. Вы не представляете, насколько буквально это выражение. Давно доказано, что пассивный образ жизни — причина множества болезней. Ответ на вопрос про оптимальную физическую нагрузку зависит от того, какие цели мы перед собой ставим. Но по рекомендации той же ВОЗ — минимум 30-40 минут ходьбы в день в комфортном для вас режиме. Лично я большой приверженец скандинавской ходьбы, потому что работает аппарат верхнего плечевого пояса и грудная клетка, благодаря чему легкие и бронхи начинают обильно кровоснабжаться, лучше идут все метаболические процессы, улучшается иммунитет — главное правильно двигаться. Поэтому приглашаю всех на занятия скандинавской ходьбой в нашей группе здоровья. Это бесплатно, начинаем мы с 15 октября, а пока разрабатываем программы. На сайте нашей поликлиники есть колонка главного врача. Там вы найдете рекомендации по здоровому образу жизни, вакцинации и многому другому, в том числе и по скандинавской ходьбе. Мы только хотим научить, как правильно выполнять это движение — а потом берите палки и самостоятельно идите куда хотите (Улыбается.).
  • Давайте поговорим о качестве медицинских услуг. Я обратила внимание, что на сайте поликлиники есть возможность задать вопрос. А вот если хотят, например, пожаловаться. Работает у вас обратная связь с пациентами?
  • Действительно, мы отвечаем на все вопросы, которые приходят на почту поликлиники. Кроме того, на главной странице нашего сайта есть горячая линия. С 8 до 20.00 дежурный администратор отвечает на любой вопрос — по организации, качеству, на претензии и отзывы. Год как я ввела эту практику, и теперь мы сами заинтересованы, чтобы люди с нами общались. Мы относимся к этому не для галочки, а с должной ответственностью, чтобы пациент получил ту помощь и обратную связь, которая ему необходима.

Поверьте, очень много наработано и сделано, выстроена маршрутизация, о которой еще раз хотелось бы донести до людей, чтобы не было нервозности при получении медпомощи. Если не знаешь правил игры, ты не можешь по ним играть, а у нас зачастую получается, что происходит игра в одни ворота. Поэтому мы хотели бы, чтобы наши пациенты и свои предложения высказывали, но прежде внимательно изучили памятку о поведении, обязательствах, правилах приема, порядке оказания медпомощи, и так далее. Ведь цель одна — чтобы всем было хорошо.

Что касается качества оказываемых услуг, то могу сказать, что коллектив у нас очень профессиональный. У нас трудятся 5 кандидатов медицинских наук, 50% врачей имеют высшие квалификационные категории. Каждые 5 лет они проходят усовершенствование, интересуются новинками медицинской науки и практики, участвуют в вебинарах и конференциях, практически все прошли обучение по выявлению злокачественных новообразований, раннему выявлению и лечению пневмонии. Каждый четверг у нас проходят лекции с привлечением ведущих специалистов по актуальным вопросам медицины. У нас налажены связи со стационарами, диагностическим центрами города, где мы сами можем проконсультироваться или направить туда наших пациентов. Работает врачебная комиссия, которая готова провести консилиум — и, кстати, это право пациента попросить консилиум, если у него складывается впечатление, что врач его не справляется. Наша задача не в осуществлении медицинской помощи по высоким технологиям — у нас нет и не может быть такого оборудования, наша задача именно на раннем этапе что-то увидеть, заподозрить, правильно направить для того, чтобы на раннем этапе наиболее щадящими методами остановить либо стабилизировать ситуацию. Сейчас такие диагнозы, как диабет, астма, миопия высокой степени, остеохондрозы — это не болезни, это образ жизни. Поэтому задача врачей — контролировать заболевание для улучшения жизни пациентов.

  • Ваша поликлиника не предоставляет услугу вызова врача на дом. Тем не менее при каких симптомах нужно без промедления обращаться к врачу?
  • Почувствовав начальные симптомы заболевания, которые являются стандартными — утомляемость, насморк, головная боль, повышение температуры, боли в мышцах, суставах, озноб, — не надо заниматься самолечением, не надо идти на работу или учебу, надо вызвать участкового врача и выполнять его предписания. Повышение температуры до 37,5 градусов — это повод остаться дома, потому что на фоне заболевания гриппом и ОРВИ человек рискует получить осложнения. Кроме того, он является заразным для окружающих — это воздушно-капельная инфекция, которая распространяется очень быстро. Сохранять здоровье не трудно, главное прилагать для этого некоторые усилия.

Желаем Вам бодрости духа, крепкого иммунитета, здоровья и благополучия!

С уважением,

главный врач СПб ГБУЗ «Городская поликлиника № 76»

к.м.н., Заслуженный врач РФ – Алешко Оксана Валерьевна

Отзывы — Детский медицинский центр Поллианна

22.09.2017, Алла, мама Елизаветы

Хотела бы выразить огромную благодарность врачу-педиатру Бочкаревой Светлане Юрьевне.  В наше сложное время очень сложно встретить хорошего доктора, но мне очень повезло!!! Светлана Юрьевна — доктор с большой буквы!!! Я молодая мама, первый ребенок проблем много, но  обратившись в клинику — Педиатрическая практика «Поллианна», я встретила  ОЧЕНЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ДОКТОРА, помимо всего очень приятную и милую женщину.  Огромное спасибо за то, что в течение почти двух лет вы занимаетесь  нашей дочерью Елизаветой,  проявляя огромную чуткость, внимание. Светлана Юрьевна спасибо за  доброту, отзывчивость, за то,  что вы  относитесь к нашему ребенку, как к своему собственному, болеете душой, переживаете. Благодаря   ВАМ наш  ребенок выздоравливает и продолжает расти. Вы мастер своего дела! Человек с большой буквы Ч и огромный профессионал!!! Кроме всего, мы чувствуем  любовь к своей работе и желание помочь маленьким пациентам, которых вы умеете расположить к себе. Всегда подскажете, поддержите. А как она  работает. СЛУШАЕТ каждое слово, тщательно смотрит ребенка, а затем назначает грамотное лечение по факту. Светлана Юрьевна знает свое дело, одинаково заботлива и терпелива со всеми своими пациентами. Ее речь настолько успокаивает, что ребенок, кажется, уже на слова реагирует, и болезнь покидает его. Одни положительные эмоции возникают при виде этого удивительного уникального врача, и пациенты любят ее все без исключения! Кажется, ни одна болезнь не может устоять перед ее знаниями и умением применить их на практике. Разговаривает доступным «медицинским языком». Где бы  она  не находилась — на  отдыхе, на  работе, она всегда находит время вникнуть подробно в проблему и дать чёткие указания объяснив ситуацию. Огромное спасибо, низкий поклон вам! Спасибо за  терпение и квалифицированную помощь. Все-таки, как хорошо, что есть еще такие врачи, ВРАЧИ ОТ БОГА, которые действительно целиком и полностью отдают себя нелегкому  труду. Спасибо, что вы есть,  для наших детей. Лучшего доктора я ещё не видела! Побольше бы, таких врачей…

Отзывы о медицинском центре — Клиника Екатерининская

Я являюсь пациентом клиники Екатериненская уже довольно продолжительное время.Пользовалась услугами специалистов разной специализации.Всегда была очень довольна квалификацией специалистов,и оказанной мне помощью.Поэтому,когда был поставлен диагноз,предполагающий плановое оперативное вмешательство,вопросов в выбором клиники не возникало!После осмотра опытнейшим доктором Велигуровой Ольгой Ивановной,я была направлена на консультацию к замечательному доктору-Веригину Георгию Ивановичу.После определения цели госпитализации,была назначена дата госпитализации в хирургическое отделение клиники,находящееся по адресу Героя Яцкова 2/2.Предварительно в разных отделениях клиники,по удобному для меня графику,мной было пройдено предоперационное обследование.Анализы пришли в срок мне на электронную почту.В день госпитализации,оформив все необходимые документы,мне было предоставлено место в одноместной палате .Так как у меня ранее был опыт пребывания в хирургическом отделении Краевой Клинической Больницы им.Очаповского,и,условия пребывания в ней,с ее отделениями,новыми и комфортными.Но,по сравнению с ней-Екатериненская,это отель5 Звёзд,по сравнению с 3мя Краевой!
Палата,её и палатой-то грех называть,скорее номер,оборудованная всем необходимым для жизни!Белоснежное бельё,халат,тапочки,телевизор,санузел оборудован брендовой сантехникой…Но,главное-все продумано до мелочей,чтобы сгладить ощущения,которые испытывает пациент после серьезных процедур.
Отдельная тема-персонал!Внимательный,квалифицированный.Все-доктора,медсестры,младший медперсонал,работники пищеблока,все достойны похвалы!
Я безмерно довольна своим выбором!Выписалась из клиники с уверенностью,что мое здоровье станет крепче!Спасибо всем сотрудникам!
И,из пожеланий-хотелось бы,чтобы на сайте клиники появилась информация о том,что пациентам,собирающимся на госпитализацию,НЕ НАДО!!!брать с собой чемодан с ненужными здесь вещами
С уважением.

Отзывы о врачах и Центральной поликлинике Литфонда (САО Москвы у метро Аэропорт)

Лина

Анальная трещина: путь к операции, операция и не только… Заболело в июне. Там. Говорят, голова не ****, завяжи и лежи. Ох и правда – постоянные «беседы» с тем местом, мол,чего привязался?! Через пару недель осознаёшь необходимость лечения и … в Инет! Просветленная, теперь я-сам: в **** впихиваешь пол-аптеки (по принципу, если не прошло за 2-3 дня – дрянь-средство). Туда же съедобные продукты: мёд, сало, картошка, и несъедобные: элементы декора, например, алоэ, на даче ободрана калина, из леса – листья осины и сок рябины?! То место тащит в «спа», где принимает ванны из молока и лука, нежится в отваре ромашки (да, ещё дымные ванны). А вы знаете, что ванн этих необходимо сделать от 300 до 1000? Жаль об этом почти не упоминается. Ой, а ещё и самолепные ледяные свечи ?! От рукодельного изготовления нитроглицериновых свечей остановило лишь то, что на форуме вовремя вспомнили о покраснении лица и учащении сердцебиения!!! Ничто не помогло.

И уже все равно, какого пола и возраста проктолог. Визит первый по принципу территориальной близости не радует. В моем случае мануальный осмотр без анестезии. Вспомнилась инквизиция, и, падая в прямом смысле в обморок, успела-таки убедить себя в том, что я не ведьма: очень покарать лекаря хотелось! Ушибы и синяки при счёте более 2000? мало походили на решение проктологических проблем.

Потом выбор по рейтингу – Литфонд. Высокотехнологичный операционный блок. Колопроктолог Жижин Н.К. (отзывы, личный сайт, обозначены контакты, опыт практикующего хирурга, места работы). «У нас не бывает больно,» –  с этих слов начался приём. Сейчас, после операции по лазерному избавлению от анальной трещины, подтверждаю, что не было больно. Здесь – никогда. В понедельник визит к Никите Кирилловичу, во вторник анализы, в пятницу операция под эпидуральным наркозом и в/в седатацией. Ах, зачем? Операция-то длится 20 минут. Между молвой и решением специалиста выбрала последнее. День операции – забытое ощущение «безболья». Впрочем, в операционном блоке Никиту Кирилловича почти не видела. Страшно? Не-а. Разбирало любопытство: как это «отключить» нижнюю часть меня?! Ответ получила от анастезиолога Варасова В.В. и доброй хозяюшки операционной медсестры Жданович Е.Б. Впрочем, про «заботу» не пишет только ленивый! Скажу – профессионализм. Все было достойно и правильно. Операции не помню, страх, боль, тревога – нет! Через два часа поехала домой… Цена? На сайте, да и в каждом отдельном случае она разная. Жалею, что не пришла раньше? Трудно сказать, вот выболело и пришла. А доверяешь, когда понимаешь, что ты в руках профи и ты индивид, а не деталь на ленте конвейера. Жижин всё верно решил. А современные технологии помогли достичь цели эффективными средствами: трещина сгинула в неравном поединке. Спасибо.

Лина, пенсионерка, 60 лет, Москва.

Рейтинг врачей-эндокринологов Санкт-Петербурга: отзывы, запись на прием

Эндокринологи Санкт-Петербурга — последние отзывы

Все прошло хорошо. Анна Валериевна провела осмотр, назначила анализы крови, УЗИ брюшной полости и щитовидной железы. Ценники в клинике кусачие. Все рекомендации и назначения она объяснила. Доктора выбирала по близости к дому.

Ольга , 05 февраля 2022

Татьяна Викторовна милая, грамотная, общительная, доброжелательная, профессиональная. Все, что требуется от хорошего специалиста. Все прошло хорошо, грамотно. То, что я хотела, услышала, получила консультацию, нужную мне информацию и прошла обследование.

Ольга , 04 февраля 2022

Молодой, прогрессивный, очень тактичный и деликатный врач. Грамотный специалист. Мне очень понравился. Александр Иванович провел исчерпывающую консультацию и дал нужные назначения. Я осталась довольна. Обращусь к нему повторно для обсуждения дальнейшего лечения. Я ему очень благодарна. Буду с удовольствием советовать этого доктора своим знакомым и родственникам.

Елена , 01 февраля 2022

Прием прошел отлично. Доктор выслушал мои жалобы, все подробно объяснил и выписал необходимое лечение. Я осталась довольна. Обратилась бы к этому врачу повторно, при необходимости.

Юлия , 29 января 2022

Прием прошел хорошо. Услуга оказана в полном объеме. Татьяна Григорьевна мне понравилась. Очень грамотный специалист. Она уделила достаточное время для приема. Достаточно развернуто отвечала на мои вопросы. Рекомендации объясняла развернуто и подробно. Если будет необходимость, повторно запишусь к этому доктору. Я осталась довольна качеством приема.

Кристина , 27 декабря 2021

Инна Павловна тактичный доктор. На приеме изучила все документы, выписала лечение. Обращусь повторно к данному специалисту через месяц. Рекомендую друзьям и знакомым.

Тамара , 17 декабря 2021

Врач приятный, доброжелательный. На  приеме врач проконсультировал. Так же сделала  узи. По окончанию консультации назначила  анализы . Единственное что при записи через сайт прием длится пол часа и мы не успели забрать заключение и пришлось вечером ехать еще раз в клинику.

Ольга , 19 ноября 2021

К данному специалисту обратилась в первый раз. Внимательный, вежливый врач. Прием прошел хорошо. Евгения Александровна провела осмотр, проконсультировала, дала рекомендации и назначила необходимое лечение. Я осталась довольна.

Татьяна , 21 октября 2021

Мне кажется, что Елена Леонидовна очень грамотный специалист и профессионал своего дела. Я получила от приёма рекомендации на новые анализы, советы по поводу питания и физической активности. Доктор достаточно времени уделила для решения моей проблемы. При необходимости, думаю, обращусь к данному специалисту повторно.

Галина , 28 сентября 2021

Мне всё понравилось на настоящий момент, мы будем работать с ней дальше.

Марина , 12 апреля 2018

Показать 10 отзывов из 1512

Врач педиатр — Детский медицинский центр УДП РФ

В квалифицированном наблюдении педиатра нуждается каждый ребёнок на всех этапах его роста и развития. Это основной врач, который следит за здоровьем ребенка, и с кем взаимодействуют родители.

Основные задачи педиатра:

  • Осуществлять профилактическое наблюдение ребенка
  • Определить проблему со здоровьем на ранней стадии и обеспечить ее эффективное решение
  • Разработать маршрут профилактического или диспансерного наблюдения и контролировать выполнение пациентом его этапов
  • Контролировать выполнение лечебных и реабилитационных комплексов

Когда нужно обращаться к педиатру?

В соответствии с Порядком проведения профилактических осмотров, дети первого года жизни осматриваются педиатром ежемесячно, а в первый месяц жизни – еженедельно. Кроме педиатра на 1, 3, 6, 9 и 12 месяцах ребёнок осматривается специалистами: неврологом, ортопедом, детским хирургом, офтальмологом. При необходимости к осмотру привлекаются другие специалисты: детский эндокринолог, гинеколог, дерматолог, кардиолог и др. В течение первого года жизни педиатр внимательно следит за своевременностью проведения ультразвуковых исследований сердца, брюшной полости, почек, тазобедренных суставов, лабораторных и функциональных исследований.
Плановые профилактические осмотры на 2 году жизни ежеквартально, на третьем – 2 раза в год, а далее ежегодно.
Педиатра необходимо посетить и в случае болезни ребёнка, и если возникли сомнения в нормальном развитии вашего малыша.

Профилактический медицинский осмотр понадобится и перед вакцинацией. В соответствии с Национальным календарем прививок педиатр осуществит вакцинацию по общему или индивидуальному графику с применением отечественных и импортных вакцин. При необходимости, в зависимости от особенностей здоровья ребенка, педиатр проведёт вакцинацию с назначением медикаментозной подготовки и осуществит наблюдение в поствакцинальном периоде.

Посещение педиатра также необходимо перед оформлением в детский сад, школу, санаторий, бассейн, спортивную секцию. Врач направит на консультацию к специалистам и назначит соответствующие анализы, оформит документацию с заключением, подтверждающим, что ребенок может посещать данные учреждения.
Необходимо незамедлительно обратиться к врачу, если у вашего ребенка появились следующие симптомы:

  • Боли (в горле, в животе, головная боль и др.)
  • Рвота, понос
  • Затруднённое дыхание
  • Сыпь на коже и (или) слизистых
  • Беспокойное поведение
  • Температура тела выше 38 градусов
  • Кашель
  • Кровянистые выделения
  • Различные травмы
  • Другие проявления, отличные от нормы

Педиатр в Детском медицинском центре

В поликлиниках Детского медицинского центра наблюдаются дети с рождения и до 18 лет.

Опытные педиатры проведут консультации по развитию, уходу, питанию, вакцинации малыша, а при выявлении отклонений назначат необходимые обследования. Возможен выезд педиатра к пациенту на дом. В сложных случаях организуются консилиумы с ведущими специалистами.

Записаться на прием к педиатру можно по телефону: +7 (495) 727-11-66.

Что отличает грамотного врача по медицинскому образованию?

Введение

Образование – это организованный процесс, ведущий к приобретению знаний, взглядов и навыков, а затем к статусу профессионального мастерства. Это непрерывный и динамичный процесс, в котором достижение каждой цели открывает перспективу новых целей, позволяя выстраивать более эффективные стратегии выполнения задач. В медицинской практике это определение проходит через доклинический цикл гуманитарных наук, за которым следует клинический курс медицинской подготовки.В настоящее время выпускной процесс завершен, и университет признает право заниматься медицинской практикой. Однако реальность противоречива, и общество требует программы последипломного обучения, чтобы врачи могли действительно заниматься медициной. Время проживания даст необходимые навыки, чтобы стать специалистами.

Хотя университеты могут играть роль в последипломном обучении и специализации, в Португалии, как и в других странах, эту ответственность разделяют Министерство здравоохранения и официальная медицинская ассоциация.В высших учебных заведениях за преподавание отвечают профессора. Система взаимной оценки оценивает и подтверждает их опыт в учебной и педагогической областях. Вне школы процесс формирования врачебной специализации опирается на врача с более высоким стажем. Супервайзер руководит программой обучения резидента для достижения специальных навыков.

Вопрос в компетенции надзорных органов это делать. Есть ли какой-то определенный профиль, чтобы стать супервайзером? Обладают ли они необходимыми навыками для работы? Есть ли какая-то оценочная оценка?

В этой статье мы делимся нашей точкой зрения, основанной на португальских реалиях, о реальной ситуации в медицинском образовании, вызовах настоящего и будущего в медицине и их влиянии на образование, а также о переопределении роли супервайзеров для решения этих проблем.

Супервайзер

Быть супервайзером резидента является этической обязанностью, взятой на себя в Клятве Гиппократа, и деонтологической обязанностью медицинских специалистов. В этом смысле можно сказать, что все врачи являются потенциальными руководителями. Однако для большинства врачей образовательная деятельность является маргинальной по сравнению с регулярной ассистирующей практикой в ​​различных областях медицины. 1 , 2 Как работодатели, так и врачи претендуют на хорошие знания в области медицины, но не обязательно на образовательные компетенции.Медицинские образовательные программы отвечают на потребность в хороших помощниках, а не на потребности в хороших тренерах.

Целью всего формирующего контекста врачей является помощь пациенту на разных этапах его жизни. Он стремится создать хороших врачей, способных отвечать на потребности населения в области здравоохранения как в ожидании, так и в ответ на запросы о болезни. Классическая парадигма ученика, пьющего из источника своего учителя как медицинские знания, так и поза и поведение, функционировала на протяжении всей истории.У него есть несколько преимуществ, поскольку он чрезвычайно организован в задачах, которые должны выполняться учителем и учениками, и, таким образом, создает школу в том смысле, что он создает совокупность знаний. Тем не менее, это позволяет учащемуся играть пассивную роль в обучении, оставляя мало места для творчества и инноваций, и, таким образом, имеет тенденцию увековечивать одни и те же решения или даже одни и те же ошибки для настоящих и будущих существующих проблем.

Если мы хотим постоянного улучшения качества здравоохранения, мы должны сломать эту пассивность и призвать к новым действиям.Только врач знает, как заботиться о своем пациенте, но чтобы научить младшего коллегу искусству быть врачом, ему нужно больше, чем знание медицины: ему нужно знать, как получить медицинское образование.

Проблемы медицинского образования

После Второй мировой войны взрыв знаний и глобальное развитие принесли и продолжают приносить новые проблемы, на которые классические стратегии не служат ответом: 3 старение населения, эпидемиологический переход, обмен знаниями с другими социальными сферами, смещение задач внутри и без врачей, глобализация, желаемое постоянное улучшение качества и необходимая гуманизация медицинских услуг.

Новые задачи определяют новые методы. 21 век требует врача, который выходит за рамки компетенции применять объективность доказательной медицины для решения проблем со здоровьем людей. Процесс принятия решений объединяет ценности граждан, потребности организационных систем и этические и деонтологические рамки врачей. Успех лучшего решения зависит от возможности поделиться им с пациентами, интегрируя их в ответственное принятие рецепта.

Доктор больше не главный актер в этом кадре.Он сопровождает пациентов, которые выбрали его своим помощником в процессе, 4 , способствуя грамотности в вопросах здоровья и позволяя получить необходимую информацию для принятия наилучшего решения о здоровье. 5 Эта совещательная модель, 6 , противопоставленная классической патерналистской практике второй половины прошлого века, до сих пор представляет собой образовательную проблему для врачей.

Вместо ориентации на эпизод заболевания клиническая практика изменилась на практику, ориентированную на пациента.Первый медленнее отвечал на проблемы пациентов, но был более систематическим, строгим и надежным. Второй быстрее и приятнее для людей, но более подвержен ошибкам. 7 Аналогичным образом, коммуникация перешла от преимущественно слухового типа, основанного на прочитанном или услышанном сообщении, к визуальным стратегиям диаграмм принятия решений, интегрированных в междисциплинарные пути оказания помощи. Медицинское искусство опирается теперь на способность привести пациента к получению необходимой и достаточной информации для осознанного принятия врачебного решения.Это позволяет оптимизировать приверженность как к диагностике, так и к лечебным мероприятиям, а также определять цели здоровья, индивидуализируя прогноз пациента, а не заболевания.

Еще одной проблемой является модификация процесса клинического мышления. В настоящее время диагноз возникает в результате вероятностного расчета путем постепенного исключения наиболее вероятных гипотез. Это ориентированное на проблему клиническое рассуждение заменяет модель, ориентированную на заболевание, в которой при построении окончательного диагноза априори учитывались все диагностические гипотезы.Модель ближе к больным в их болезни, но дальше от болезни. В Португалии додипломная подготовка по-прежнему проводится преимущественно в больницах с ограниченной возможностью изменить практику преподавания. Резиденты приходят на специализацию, зная, как лечить диабет пациента, например, но с трудом имея дело с больным диабетом. Усилия по изменению процессов обучения продолжаются, но недостаточно быстро, чтобы увидеть результаты.

К концу 20-го века модели оценки, основанные на результатах, были включены в системы здравоохранения, 8 со значительным взвешиванием финансовых переменных в связи с необходимостью рационализации распределения доступных ресурсов.Польза для пациента теперь взвешивается затратами для человека и общества, а также соответствующей готовностью платить. Это новый вызов в медицинской практике, введение экономических переменных в клиническую деятельность, введение новых подходов и новых навыков. Фундаментальному этическому принципу благодеяния противостоит уважение автономии пациента, с одной стороны, и перераспределяющая справедливость, с другой. В это время стремительного роста знаний трудно быть в курсе последних событий, чтобы найти баланс примирения.Чтобы заполнить этот пробел, публикуются рекомендации, и, несмотря на то, что они были созданы для среднего населения, многие врачи склонны принимать их как абсолютные указания на индивидуальный подход. 9 Хуже того, некоторые руководства представляются местными властями как нормативные, в ущерб эффективной практике, ориентированной на пациента, 10 потенциально более инклюзивные и полезные. 11

Эти темы являются вызовом для непрерывного медицинского образования всех врачей.Даже если мы не полностью понимаем их во всей их полноте, наша приверженность как супервайзеров обязывает нас решать и развивать их вместе с резидентами во временной перспективе, которая важнее времени пребывания.

Переопределение роли инструктора

Затем докторов просят быть инструкторами в своей области, что позволяет резидентам с опытом и навыками быть независимыми в практике своей специальности. Он включает в себя обучение жестам и конкретным задачам, развитие процесса клинического мышления, создание динамики производства знаний, практику непрерывной оценки как ключевого элемента процессов улучшения качества, формирование навыков этического и социального общения, управление информацией и ресурсы, лидерство и гуманизация ухода.

Квалифицированный врач с медицинским образованием должен выступать в качестве модели, в том числе в своем собственном развитии. Он сможет определить трудности стажеров и спланировать лучшие стратегии для их решения, используя наиболее подходящие методики. Ему нужно будет распознавать сильные стороны жителей и их слабости и постоянно мотивировать их к действию.

Он или она должен обладать хорошими коммуникативными навыками, быть независимым оценщиком, строить и перестраивать формирующие стратегии из положительных или отрицательных аспектов, обнаруженных в повседневной практике, работать в междисциплинарной команде, способствовать синергии и достигать более высоких уровней эффективности.

Эти характеристики не являются врожденными. Руководителей следует поощрять к посещению учебных курсов, способных восполнить их собственные предполагаемые пробелы. Примеры, такие как курсы, продвигаемые и аккредитованные Европейской академией учителей общей практики/семейной медицины (EURACT) 12 , являются хорошей основой для достижения желаемого улучшения. 13 Они структурированы в пирамидальной модели непрерывных формирующих шагов 14 на основе знаний (я знаю), навыков (я знаю, как делать), отношений (я делаю) и компетенций (я эксперт) консолидированы.

При практическом подходе методы должны применяться к повседневным ситуациям. Формы оценки должны систематически извлекаться и анализироваться, а их результаты должны использоваться в качестве основы для дальнейших разработок.

Мы делаем отличное упражнение в медицинской практике, когда берем клинический случай из нашего учреждения и анализируем его с нашими жителями, запрашивая несколько частей консультации с момента приема человека до прогноза пациента. Споры о процедурах и различных альтернативах заставляют нас подвергнуть сомнению нашу собственную практику.К сожалению, реорганизация португальской системы здравоохранения в последние годы заменила время надзора за финансовой оплатой. Супервайзеры на самом деле зарабатывают немного больше денег, чтобы взять на себя ответственность за сопровождение резидента, но у них меньше времени, так как их повестка дня почти полностью заполняется посещениями пациентов, что делает невозможным наилучшие процедуры. Он призывает к реструктуризации фактических процессов обучения, как супервайзеров, так и резидентов, для достижения более высоких уровней эффективности, делая медицинское образование прибыльным видом деятельности для участников здравоохранения и для организационных систем.

Заключение

Компетентность в области медицинского образования необходима для взаимного обучения врачей и для удовлетворения текущих ожиданий общества в целом. Содействие этому является обязанностью всех партнеров в области здравоохранения.

Работодатели в сфере здравоохранения обязаны по закону обеспечивать обучение своих сотрудников на протяжении всей жизни, с которой они сотрудничают. Медицинская ассоциация, как это видно в Португалии и во многих других странах, несет установленную законом ответственность за определение и продвижение потребностей в обучении своих специалистов.

Пересмотр роли супервайзеров необходим для успеха молодых поколений врачей и решения новых задач, с которыми они сталкиваются в настоящее время. Мы ожидаем, что супервайзеры могут способствовать инновациям и разработке новых решений в области здравоохранения, в то же время они служат надежными хранителями ценностей и этических обязательств, которые привели нас к нашему времени. Предстоит большая работа, как с точки зрения системной организации, так и с точки зрения менталитета реальных супервайзеров, в большинстве своем привыкших в своей клинической деятельности к своего рода помощи ассистента.

Аккредитация конкретной компетенции в области медицинского образования с созданием соответствующего Колледжа является стратегией, направленной на поощрение изменений в сторону лучшей интеграции этой темы в повестку дня в области здравоохранения, признавая ее в качестве средства, способствующего улучшению здоровья граждан, которые настоящие заказчики и главные бенефициары всего этого процесса.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Клиническая компетентность, хороший врач или нет

ДокторX хороший врач?

Будучи врачом, я часто слышу этот вопрос. Чаще всего ответ, который я слышу, довольно четкий: «О, да, доктор X — отличный врач» или «О нет, доктор X — плохой врач». на чем основан определенный ответ. Основано ли оно на реальных фактах? Основано ли оно на субъективных мнениях? Хотя большинство людей сегодня имеют больше доступа к фактам о врачах, чем когда-либо в прошлом, я думаю, что при ответе на этот вопрос большинство людей по-прежнему в основном используют субъективные мнения, а не фактические факты или исследования.

Насколько я понимаю, среднестатистический человек тратит буквально часы или дни на покупку автомобиля или бытовой техники. Хотя большинство людей, если их спросить, ответят, что их здоровье является для них самым ценным достоянием, сколько времени в среднем человек тратит на исследования или походы к врачу? Уверяю вас, это немного по сравнению со временем, которое они потратили на покупку своего последнего холодильника. Частично это может быть связано с тем, что хорошую, ценную, достоверную и точную информацию о враче найти еще не так просто.Хотя это, кажется, улучшается, это еще не совсем так.

Субъективные мнения, которыми пользуются люди, чтобы сделать вывод о том, хороший или плохой врач, по-видимому, основаны на тех аспектах общей заботы врача, которые наиболее заметны среднему человеку. К ним относятся такие вещи, как манера поведения врача у постели больного, его коммуникативные навыки, а также отношение и услужливость офисного персонала. Некоторые ответы могут показаться человеку отражением объективных фактов, но на самом деле являются лишь дополнительными примерами субъективных мнений, например, распространенное мнение многих людей о том, что хорошо выглядящий послеоперационный шрам означает, что операция явно была проведена великим хирургом. .Хотя субъективные мнения людей, безусловно, важны, я считаю, что для того, чтобы получить наилучший ответ на исходный вопрос, нельзя игнорировать и ценность действительно объективных фактов, наиболее важные из которых имеют отношение к клинической практике врача. компетентность.

Я думаю, было время, не так давно, когда казалось, что клиническая компетентность врачей была чем-то, что большинство людей более или менее считало само собой разумеющимся. По разным причинам, некоторые из которых отмечены в моем сообщении в блоге и сопровождающих его комментариях «Причины мутации изображения врачей» на KevinMD.com , Я считаю, что как профессия, или, по крайней мере, для многих в нашей профессии, наша клиническая компетентность сегодня чаще ставится под сомнение, чем считается само собой разумеющимся.

Действительно объективные факты, которые прямо коррелируют и действительно указывают на клиническую компетентность врача, было труднее получить и согласовать, чем можно было бы подумать. Некоторая конкретная информация о врачах, доступная сегодня в Интернете, хотя и является объективной и основанной на фактах, не обязательно хорошо коррелирует с клинической компетентностью, например, количество судебных исков против врача.Многочисленные исследования показали, что врачи, которые по всем другим имеющимся показаниям очень компетентны, но имеют паршивые манеры у постели больного, с большей вероятностью будут привлечены к суду, чем другие врачи, которые не столь компетентны, но имеют отличные манеры у постели больного. В качестве другого примера, есть врачи, которые по всем другим признакам очень компетентны, но в результате того, что они выбрали лечение наиболее сложных случаев по своей специальности, те, которые другие чаще всего предпочитают не видеть, могут демонстрировать более высокий процент более низкие клинические исходы.

Разработка основанных на фактических данных клинических руководств для врачей, основанных на научном методе, с намерением предоставить врачам наилучшие доступные доказательства для использования в процессе принятия ими клинических решений, представляется огромным преимуществом для всех. Хотя в значительной степени это было, как написано в блоге A Country Doctor, MD в сопроводительных комментариях на KevinMD.com , Медицина, основанная на доказательствах, за счет искусства медицины, просто имея эти основанные на доказательствах клинические руководства, используемые врачами, не коррелируют напрямую и не гарантируют клиническую компетентность.Клинические руководства предназначены для использования только в качестве руководств, что требует от врача индивидуализировать и персонализировать их содержание, принимая во внимание личные обстоятельства конкретного пациента при принятии решения о том, как лучше всего применять основанные на доказательствах клинические рекомендации.

Если эти рекомендации не индивидуализированы, т.е. При правильном использовании они могут привести к далеко не оптимальным результатам. Поэтому простое знание того, как часто врач использует основанные на фактических данных клинические руководства для лечения пациентов, может не дать наиболее точной картины в отношении клинической компетентности врача.Задача на сегодняшний день заключалась в том, чтобы выяснить, как лучше всего представить эту объективную, фактическую информацию неспециалистам таким образом, чтобы они могли понять и, что наиболее важно, правильно интерпретировать.

До тех пор, пока мы не придем к набору объективных фактов, доступных для неспециалистов, которые не нуждаются в толковании, чтобы прийти к их истинному и точному значению для проверки клинической компетентности врача, я думаю, что способ получить лучший ответ на этот вопрос на сегодняшний день выглядит следующим образом:

  1. Соберите как можно больше информации о враче в Интернете и других источниках.
  2. Спросите друзей, семью и других, кто обращался к врачу, что они думают. Узнайте их субъективное мнение. Спросите их, действительно ли врач их «слушает». Считают ли они, что могут что-то сказать врачу?
  3. Позвоните в отделение неотложной помощи больницы первичного приема врача в замедленное время и попросите соединить с дежурной медсестрой. Попросите ее честно поделиться тем, что она думает и знает о докторе и что говорят о нем пациенты, приходящие в отделение неотложной помощи.
  4. Позвоните в палату/этаж, где находится большинство пациентов врача (напр.г. Если вы спрашиваете о педиатре, позвоните на педиатрический этаж больницы; спрашивая об акушере, позвоните в отдел родовспоможения), попросите медсестру честно рассказать, что она думает о докторе и что говорят о нем его/ее пациенты.
  5. Надеюсь, вы знаете другого врача, который работает в той же больнице или в сообществе, в котором работает рассматриваемый врач. Задайте этому врачу любые конкретные вопросы, которые у вас есть. Но перед тем, как закончить, убедитесь, что вы задали самый важный вопрос: «Не хотите ли вы, чтобы доктор?X увидеть свою жену, сына, дочь и т. д.». Вы поняли.

Я считаю, что это часть морального долга каждого поставщика медицинских услуг, т.е. врачей, медсестер и т. д., чтобы помочь пациентам получить самую качественную, заботливую, достоверную и компетентную медицинскую информацию и поставщиков, которых мы знаем. Врачи не должны желать для своих пациентов ничего меньшего, чем то, что они готовы принять для себя или своих близких.

Ричард А. Фуллон — семейный врач.

Разместите гостевой пост, и голос ведущего врача социальных сетей будет услышан.

Определение того, компетентен ли врач заниматься медициной, это сложно

Врачи получают лицензию на медицинскую практику, и предполагается, что они останутся «компетентными» в лечении пациентов на протяжении всей своей карьеры. В течение последнего десятилетия сообщения о некомпетентности врачей подпитывались как пациентами, так и лицензионными комиссиями и больницами.Врачи должны быть «в настоящее время компетентными» для медицинской практики в соответствии со стандартами, установленными судами, лицензионными советами и уставами больниц. Как определяется компетентность? Какие действия или обстоятельства врача могут привести к обвинению в некомпетентности? Кто имеет право оценивать врача?

Федерация государственных медицинских советов (FSMB) определяет «компетентность» как «обладание необходимыми способностями и качествами». . . эффективно работать в рамках профессиональной врачебной практики, соблюдая этические стандарты.”[1] Тем не менее, лицензионный совет или больница каждого штата могут иметь свое собственное определение компетенции, и врачи должны быть осведомлены о соответствующих стандартах.

Исследование, проведенное Центром персонализированного обучения врачей (CPEP), показало, что только 12,6% врачей, прошедших оценку, небезопасны для своей практики без значительных мер по исправлению положения[2]. Тем не менее, любому врачу трудно пройти обследование. Врачи с нарушениями, недостаточными навыками или старше определенного возраста не хотят добровольно записываться в программу из-за затрат, времени и возможных последствий.Большинство оценок являются результатом решений лицензионного совета.

Должны использоваться действующие методы определения компетентности врача в настоящее время. Оценка должна определить, обладает ли врач навыками и знаниями для медицинской практики в соответствии со стандартами медицинской помощи. В то время как сертификация и повторная сертификация совета могут документировать, обладает ли врач современными клиническими знаниями, одних знаний может быть недостаточно, чтобы обосновать необходимость продолжения врачебной практики.У врача могут быть проблемы с клинической эффективностью, которые также ограничивают его/ее способность практиковать из-за когнитивных, психических или физических ограничений. Навыки клинической практики в реальном времени также должны быть оценены.

Вне зависимости от того, добровольно или невольно врач прекратил свою практику, он/она должен знать, что организация, проводящая оценку, пользуется уважением и что у него/нее есть все шансы получить сертификат, подтверждающий, что он может безопасно заниматься медицинской практикой. Поэтому важно, чтобы оценка проводилась квалифицированной организацией с проверенным опытом измерения знаний, коммуникативных навыков и производительности.На протяжении всего процесса оценки врач должен быть уверен в нейтральной, беспристрастной системе, чтобы не было дискриминационных действий.

Если оценка выявит недостатки, должны быть определены конкретные шаги для исправления знаний и навыков врача, чтобы он/она могли вернуться к практике. Исправление может включать сдачу признанного экзамена с множественным выбором, прокторинг дел, участие в целевых курсах непрерывного медицинского образования (CME), прохождение мини-резидентуры и внедрение практики постепенного повторного входа в практику.

Врачи все чаще проверяются на компетентность:

Жалобы от коллег, пациентов или других медицинских работников были на подъеме, особенно после того, как в 1999 году в отчете «Человеку свойственно ошибаться» утверждалось, что пациенты умирают из-за врачебных ошибок . Растет количество жалоб на некомпетентность врачей. Лицензионные советы уполномочены расследовать жалобы на врачей, и они обязаны защищать общественность, налагая дисциплинарные меры, если это оправдано.

Как лицензионные советы определяют текущую компетенцию и защищают общество и врачей:

Советы должны соответствовать применимым правовым стандартам, прежде чем они смогут наложить санкции на врача, направив его/ее на оценку. Типичный юридический стандарт, которому должно следовать правление, был сформулирован Верховным судом Нью-Джерси, который постановил, что правление «должно защищать здоровье и благополучие представителей общественности», гарантируя, что все лицензированные практикующие врачи являются квалифицированными, компетентными и честными.. .» (выделено автором). In Revocation of License of Polk, 90 NJ 550 (1982).

Таким образом, лицензионный совет не должен требовать, чтобы врач прошел тестирование, если нет достоверных доказательств того, что общественность находится в опасности.

Поведение или обстоятельства, при которых врач считается некомпетентным:

Типичные ситуации, когда больница или комиссия по лицензированию могут заявить о некомпетентности врача:

  • Отсутствие навыков;
  • Достижение определенного возраста;
  • Длительный отпуск;
  • Нарушение работы других медицинских работников и вмешательство в уход за пациентом;
  • Неправильный диагноз пациента. состояние;
  • Чрезмерное назначение контролируемых веществ;
  • Неадекватные медицинские записи;
  • Практика не по специальности; и
  • Несоблюдение специальных стандартов практики, приводящее к неблагоприятным результатам.

Например, потенциальная проблема может возникнуть, когда врач, прошедший обучение по одной специальности и практикующий по другой, оказывает услуги по обезболиванию, предполагающие назначение большого количества контролируемых веществ без надлежащей медицинской документации. Неудивительно, что этот тип практикующего врача будет находиться на экране радара лицензионного совета как практикующий некомпетентно, учитывая внимание страны к смертям, связанным с опиатами.

Кроме того, больницы и лицензионные комитеты должны решить, является ли врач, который не практиковал более определенного количества лет и желает вернуться на работу, по-прежнему дееспособен.У большинства советов по лицензированию есть политика в отношении того, сколько лет врач может не практиковать, прежде чем он / она должен соответствовать определенным требованиям.

Еще одна новая тема — нужно ли оценивать «стареющих» врачей, чтобы определить, способны ли они лечить пациентов. Медицинский персонал все чаще требует, чтобы врачи старше определенного возраста проходили тестирование.[5] В 2015 году Совет по медицинскому образованию Американской медицинской ассоциации опубликовал отчет «Компетентность и старение врача», в котором содержится призыв к выпуску рекомендаций.[6]

Недавняя статья JAMA Surgery показала, что к 2015 году почти каждый четвертый врач был в возрасте 65 лет и старше, и авторы призвали к обязательным когнитивным оценкам стареющих врачей в сочетании с конфиденциальными анонимными оценками коллег и коллег. ] Однако, как заявил Фрэнк Стокдейл, доктор медицинских наук, врач из Стэнфорда, «[мы] должны проверять всех в любом возрасте на предмет их компетентности. Этого не должно быть, потому что тебе 65». По словам Марсии А. Ламмандо, RN, директора программы LifeGuard Фонда Медицинского общества Пенсильвании, выявление изменений в практике для стареющего врача «может поддерживать работу врача.. . это лучше для организации и для пациентов. . ».

В то время как стареющие врачи или те, кто не занимается практикой более нескольких лет, могут получать наибольшее внимание в дебатах о компетентности, в действительности CPEP обнаружил, что наибольшее количество направлений поступает от лицензионных советов, налагающих дисциплинарные меры. ]

Кто имеет право решать, компетентен ли врач в настоящее время и как должна проводиться оценка:

FSMB опубликовал справочник программ оценки врачей и коррекционного обучения.Наиболее широко признанные программы, такие как CPEP, Программа оценки врачей и клинического образования в Калифорнийском университете, Программа оценки врачей и клинического образования в Сан-Диего в Калифорнийском университете в Сан-Диего и Программа безопасности пациентов и клинических исследований Медицинского колледжа Олбани в Нью-Йорке. Центр компетенций, как правило, оценивает навыки врача с помощью различных методов. Они проводят клинический обзор с врачом ограниченного числа случаев. Медицинские знания и модели практики также проверяются на основе: изучения медицинских карт врача, оценки клинических навыков с использованием симулированных пациентов и анализа результатов психологической оценки.Программы оценки могут использовать MicroCog, компьютеризированный нейропсихологический экран.

О чем должны помнить врачи:

Лицензионные комиссии и больницы вынуждены определять, какие врачи некомпетентны. Врачи должны помнить о необходимости оставаться в курсе событий несколькими способами и при необходимости обращаться за помощью. Ниже приведены примеры передовой практики:

  • Таблицы должны содержать исчерпывающую документацию об оказанной помощи, желательно с использованием электронных медицинских карт, адаптированных к практике;
  • Повторная сертификация должна быть продолжена, так как она демонстрирует специальные медицинские знания;
  • Курсы НМО следует проходить на очных занятиях, а не только онлайн;
  • Добровольное участие в программах профессиональной помощи или консультации на ранних этапах следует рассматривать положительно;
  • Должны быть приняты упреждающие шаги в управлении практикой, такие как снижение нагрузки на стареющего врача;
  • Быть в курсе меняющихся стандартов практики в вашем штате, т.е.е. ограничения на назначение опиатов необходимы; и
  • Необходимо знать факторы, влияющие на клиническую компетентность.

Заключение:

Причины, по которым практикующий врач может быть признан некомпетентным, разнообразны и сложны. Некоторые, такие как достижение определенного возраста или уход из практики из-за отпуска, требуют иных решений, чем оценка врача, который может подвергать опасности пациента.

Убедить общественность в том, что врачи компетентны, означает осознание необходимости оценок.Должны быть в наличии необходимые ресурсы для проведения тестирования заслуживающим доверия образом. После того, как врач завершит эти строгие оценки, ему/ей должны быть предоставлены инструменты для устранения предполагаемых недостатков, если только программа не решит, что врач не сможет обеспечить безопасность пациента из-за его/ее состояния.

Независимо от стадии карьеры врача, он/она должен помнить о важности изучения новых способов медицинской практики, тем самым подтверждая важную текущую компетентность.

[1] Федерация медицинских советов штатов, Специальный комитет по качеству медицинской помощи и поддержанию компетентности, принятое Палатой делегатов, 1999 г. по персонализированному обучению врачей, Э. Грейс, доктор медицины, Э. Венгхофер, доктор философии, Э. Коринек, магистр здравоохранения, Академическая медицина, Vol. 89, № 6, июнь 2014 г.

[3] Нарушение определяется как нарушение способности врача заниматься медицинской практикой с «навыками и безопасностью»; это не болезнь как таковая и их нужно различать.Заявление о государственной политике в отношении болезней и нарушений в сфере здравоохранения и других лицензированных специалистов, Американское общество наркологической медицины, 12 апреля 2011 г.

должен продемонстрировать, что он/она сохранил профессиональный уровень. Пенсильвания предусматривает, что от врача, не работающего более четырех лет, может потребоваться план повторного поступления, который включает, среди прочего, завершение оценки клинических навыков.

[5] Университетская больница Купера в Камдене, штат Нью-Джерси, теперь требует, чтобы врачи старше 72 лет проходили проверку своих когнитивных способностей, чтобы оставаться в штате. «Политика поздних практиков», принятая в больницах Стэнфордского университета в Калифорнии, содержит противоречивый «трехкомпонентный процесс скрининга для врачей в возрасте 75 лет и старше».

[6] Отчет Совета по медицинскому образованию, компетентности и старению врачей AMA, ноябрь 2015 г.

[7] Хирургия JAMA, «Старение врача и медицинская профессия.Обзор», Е. П. Деллинджер, доктор медицины; К. Пеллегрини, доктор медицины; Т. Галлахер, доктор медицины (19 июля 2017 г.)

[8] Предикторы эффективности врача при оценке компетентности: результаты CPEP, Центра персонализированного обучения врачей, Э. Грейс, доктор медицины, Э. Венгхофер, доктор философии. , Коринек Э., М.Н., Академическая медицина, Vol. 89, № 6, июнь 2014 г.

Соответствующее покрытие

Получение ссуды 401(k) может быть разумным шагом

Нет плана недвижимости? Вот 7 шагов, которые вам нужно сделать

Поиск консультантов, приверженных этике

Альма Саравия является акционером Flaster Greenberg PC в Черри-Хилл, Северная Каролина.J. Она практикует в области права в области здравоохранения и была членом Совета медицинских экспертов штата Нью-Джерси. С ней можно связаться по телефону 856.661.2290 или по электронной почте [email protected]

Делают ли сочувствие и теплоту врача более компетентным?

Представьте, что вы испытываете таинственную боль и идете к врачу на обследование. Понятно, что вы нервничаете, когда идете, чтобы услышать результаты. Ваш врач приветствует вас со скрещенными руками; когда вы садитесь, она садится за свой компьютер, сфокусировав взгляд на мониторе, как ни в чем не бывало говоря, что вам понадобится операция.Вы выражаете трепет перед идеей анестезии. Ваш доктор, стоя у двери и глядя на часы, объясняет, что процедура рутинная. Как бы вы себя чувствовали после этого взаимодействия?

А теперь представьте второй сценарий: ваш врач говорит то же самое, но на этот раз ее язык тела заметно отличается. Она приветствует вас протянутой рукой и улыбкой. Она садится, смотрит на вас и поддерживает зрительный контакт. Когда вы выражаете тревогу, ее брови смягчаются, а лицо выглядит заботливым.

Продумайте обе эти версии взаимодействия. В каком общении ваш врач лучше? Мы подозреваем, что почти все сказали бы второе. Но в чем она лучше справляется?

Если вы думали, что ваш врач был лучше , а лучше справился со вторым взаимодействием, то ваши интуиции совпали с нашими, когда мы решили провести эксперимент, результаты которого были недавно опубликованы в PLOS ONE . Наш эксперимент был построен на идее, что есть два хорошо задокументированных измерения, по которым люди воспринимают друг друга: теплота и компетентность .Приведенные выше сценарии варьировали эмпатию к невербальному поведению вашего врача, которое вы, вероятно, восприняли как теплоту.

Если вы разделяли нашу интуицию, вы думали, что более теплая версия вашего доктора также была более компетентной, то есть она также лучше справлялась со своей задачей во второй версии взаимодействия. Но если вы не разделяли нашу интуицию, вы не одиноки. Прошлые исследования показывают, что в некоторых случаях, чем больше вы считаете кого-то теплым, тем менее вероятно, что вы считаете его компетентным.

Представьте, что перед описанной выше встречей с врачом вы наблюдаете, как в приемной разговаривают два сотрудника больницы. Вы не можете разобрать, что они говорят, но есть врач-мужчина в дорогих часах и белом халате, чье быстрое стаккато с оттенком нью-йоркского акцента отвечает осторожной южной протяжной манере пожилой медсестры. носить красочную уличную одежду. Не зная о них ничего другого, сравните их по тому, насколько теплыми и компетентными вы их считаете.

Если вы похожи на участников предыдущего исследования, вы могли подумать, что врач был выше по компетентности, но ниже по теплоте, тогда как медсестра была наоборот: выше по теплоте, но ниже по компетентности. (На самом деле атрибуты персонажей в этом сценарии были выбраны на основе свидетельств стереотипов, связанных с теплотой и компетентностью.) Этот тип сценария, в котором людей просят провести сравнение между двумя людьми (или группами), представляет собой одну ситуацию. в котором наблюдался «компромисс теплоты/компетентности».Другой включает в себя управление впечатлениями.

Теперь представьте, что вы нью-йоркский врач и сидите вместе с заведующим отделением для ежегодной аттестации. В этом году вы часто чувствовали необходимость проводить встречи быстро, и поэтому вы пытались оптимизировать свое время, не сводя глаз с электронной карты ваших пациентов на мониторе компьютера, обсуждая с ними варианты их лечения. Заведующий вашим отделением дает вам обратную связь, полученную из опросов пациентов, описывая вас как «холодного» в межличностном общении и с уровнем доверия пациентов к вам ниже среднего.Что вы можете сделать, чтобы изменить отношение пациентов к вам?

Одним из решений может быть быстрый просмотр карт ваших пациентов до их назначений, чтобы вы могли отвернуться от монитора и поддерживать постоянный зрительный контакт. (Южная медсестра, к сожалению, сталкивается с более тяжелой борьбой против стереотипов, работающих против нее, что само по себе является растущим объемом исследований.)

Таким образом, мы подходим к центральному вопросу нашего исследования: Существует ли компромисс между теплотой и компетентностью в восприятии людьми врачей, демонстрирующих эмпатическое невербальное поведение ? Эта проблема может звучать как академическое размышление, но она имеет большое влияние на реальный мир.Прежде всего, эмпатия врача (обычно воспринимаемая как теплота) связана с положительными результатами для здоровья, повышением точности диагностики и большей приверженностью пациентов лечению — например, придерживаться диеты, снижающей уровень холестерина. Медицинское образование часто подвергается критике за игнорирование «мягких» навыков общения, но если эмпатия связана с улучшением состояния здоровья пациентов, есть веские основания включить такое обучение в формальные учебные программы.

Во-вторых, эмпатия врача связана с повышением удовлетворенности пациентов.Как пациент, вы, вероятно, получили бы больше удовольствия от второй версии описанного выше сценария, чем от первой. Таким образом, обучение врачей большей эмпатии может принести пользу «общественному благу», поскольку мы все станем чуточку счастливее. Но это приносит пользу и частному благу. Возмещение расходов на здравоохранение все больше увязывается с опросами удовлетворенности пациентов, поэтому обеспечение удовлетворенности пациентов отвечает экономическим интересам больниц. Обеспечение того, чтобы их врачи были эмпатичными, может помочь им добраться туда.

Здесь мы подходим к тому, что может быть рогом дилеммы: мы знаем, что эмпатия у врачей важна, но если в восприятии пациента есть компромисс между теплотой и компетентностью, может ли усиление восприятия теплоты вызвать соответствующее снижение воспринимаемой компетентности? Это послужило мотивом для нашего исследования.

Чтобы проверить, существует ли компромисс между теплотой и компетентностью в восприятии людьми врачей, демонстрирующих эмпатическое невербальное поведение, мы попросили более 1300 человек онлайн представить себя в качестве пациента в сценарии, очень похожем на описанный выше.Мы соединили диалог пациента и врача с неподвижными фотографиями врачей, демонстрирующих невербальное поведение, которое, как показала академическая литература, является эмпатическим (зрительный контакт, равный уровень глаз пациента и врача, отсутствие физического барьера, открытая поза, прикосновение и заинтересованное выражение лица) или « неэмпатический» (отсутствие зрительного контакта, неравный уровень глаз, физический барьер, закрытая поза, отсутствие прикосновения и беззаботное выражение лица).

Участники видели только одно из этих условий, поэтому они не могли напрямую сравнить два состояния, как вы сделали здесь.Затем мы попросили их оценить теплоту и компетентность доктора. (Для методологически проницательных мы также спросили об их настроении, чтобы гарантировать, что любой наблюдаемый нами эффект эмпатического невербального поведения не был связан с настроением — это было не так.)

Наши результаты свидетельствуют о том, что врачи, демонстрирующие эмпатическое невербальное поведение, воспринимаются как более и более компетентными. Похоже, что рога дилеммы могут быть иллюзорными, и что в этой ситуации, в конце концов, нет компромисса между теплотой и компетентностью.Наши выводы могут отражать меняющееся представление о роли врачей в нашем обществе. О них больше не судят исключительно по их технической компетентности, то есть их способности выполнять медицинские процедуры. Скорее о них все чаще можно судить по их межличностным компетентностям, то есть по их способности ориентироваться в сложных социальных взаимодействиях, присущих управлению болезнью и благополучием пациентов.

Это, конечно, не последнее слово. Среди многих ограничений нашего исследования то, что оно является «аналоговым» или гипотетическим; аналогичное вмешательство в невербальное поведение в настоящей медицинской обстановке дало бы результаты, которые обеспечили бы более прочную основу для изменения политики.Тем не менее, учитывая преимущества клинической эмпатии как для врачей, так и для пациентов, наше исследование предоставляет дополнительные доказательства в пользу превращения обучения эмпатии в неотъемлемую часть медицинского образования.

Таким образом, наши результаты показывают, что акцентирование эмпатии у врачей не уменьшает, а вместо этого способствует восприятию пациентом компетентности. Мягкие навыки и твердые знания могут идти рука об руку.

Между компетентностью и теплотой: оставшееся место врача в эпоху искусственного интеллекта

После первого шага сбора данных от своих пациентов вторым шагом для врачей является использование своих клинических рассуждений для принятия медицинских решений.Точно так же, как машины стали играть все более важную роль в сборе данных в последние десятилетия, они могут стать важными для принятия медицинских решений, ограничивая роль врачей. Действительно, с информационной точки зрения, клиническое рассуждение — это обработка данных, данные могут обрабатываться алгоритмами, а алгоритмы в настоящее время способны обеспечивать диагностическую вероятность, прогностическую оценку или выбор лечения. Таким образом, ИИ может выполнять три из четырех задач, обычно приписываемых компетенции врача 17 , с сопоставимой или лучшей производительностью, чем врачи 18,19,20 .

Если ИИ станет таким же компетентным или даже более компетентным, чем врачи, встанет вопрос об оставшемся месте врача. Действительно, промышленная революция ИИ идет по тому же пути, что и промышленная революция данных. Машины, в данном случае компьютеры и их программное обеспечение, от электронных систем поддержки принятия клинических решений до автономных алгоритмических систем принятия решений (ААСПР), занимают все более важное место в медицинских решениях 21,22 . AAMDS может стать новым «актером» в уходе за пациентами, принимая ограниченные, заранее определенные медицинские решения.Действительно, есть повторяющиеся решения без эмоционального аспекта, часто уже принятые пациентами самостоятельно, например, корректировка дозы инсулина при диабете. AAMDS может успешно управлять этими решениями, как уже было продемонстрировано с системами искусственной поджелудочной железы, которые отслеживают уровень глюкозы в крови с помощью непрерывного монитора глюкозы и автоматически определяют и вводят соответствующую дозу инсулина, когда это необходимо, с помощью инсулиновой помпы. Врач больше не вмешивается в выбор дозы для введения, эта компетенция была передана от людей программному обеспечению 23 .Напротив, другие решения не могут быть стандартизированы и/или требуют теплоты, например, объявление о серьезном заболевании или любой выбор, требующий всестороннего обсуждения ценностей пациента, например, переход от лечебной к паллиативной помощи. Эти решения должны оставаться прерогативой врачей. Таким образом, в то время как революция данных привела к появлению междисциплинарных решений, вполне вероятно, что революция ИИ приведет к определению различных уровней решений, при этом некоторые уровни решений будут разрешать AAMDS, а другие нет.

Опять же, второй характеристикой революции ИИ является разделение труда: в дополнение к уже существующему в здравоохранении вспомогательному персоналу (технари, статистики и т. д.) теперь требуются разные специалисты по науке о данных и информатике для внедрения дополнительных базы данных, обеспечение качества данных, разработка моделей на основе методов машинного обучения, интеграция этих моделей в электронные системы поддержки принятия клинических решений или AAMDS и создание соответствующего интерфейса с конечными пользователями.В отличие от начала двадцатого века, когда врачи оказывали 100% помощи пациентам, их место в начале двадцать первого века, вероятно, будет становиться все более ограниченным благодаря вмешательству десятков субъектов, ответственных за сбор данных (биологов, рентгенологов, генетиков, патологоанатомов). и т. д.) и обработки данных (данные, информатики и т. д.). Помимо этих людей, AAMDS и другое программное обеспечение можно рассматривать как новых «актеров» в этой новой области медицины 24 . Это видение соответствует «четвертой промышленной революции», которая соответствует тенденции к автоматизации производственных технологий с производством интеллектуальных машин, которые могут анализировать и диагностировать проблемы без необходимости вмешательства человека 25 .

Будущее покажет нам, как врачи могут справиться с этой ситуацией в долгосрочной перспективе. Можно рассмотреть два сценария. В первом сценарии медики остаются проводниками (рис. 2а). Они продолжают назначать тесты, обращаться за советом к специалистам, когда это необходимо, и становятся назначающими AADMS, выбирая вместе со своими пациентами наиболее подходящую AADMS на основе их заболеваний, характеристик и значений. С точки зрения врачей, этот сценарий будет эквивалентен сценарию, преобладающему в доказательной медицине 26 : на основе данных, найденных в литературе, сравнивающих эффективность различных AADMS, их опыта с ранее назначенными AADMS, а также предпочтений и ценностей пациентов. , врачи выберут лучший AADMS для каждого пациента.В этом сценарии врачи будут продолжать сочетать компетентность, которая становится их способностью выбирать подходящую AADMS, и теплоту с ориентированным на пациента уходом и чуткими отношениями. Единственное отличие от текущей ситуации заключается в том, что врачи больше не будут назначать конкретные виды лечения, а будут назначать AADMS, то есть системы, которые сами определяют наиболее подходящие комбинации и/или последовательности лечения и обновляют свои решения после оценки результатов своих предыдущих решений.

Рис. 2: Компетентность и теплота в эпоху искусственного интеллекта.

a В первом гипотетическом сценарии врачи остаются проводниками: именно они принимают сложные решения, затрагивающие ценности пациента, и назначают наиболее подходящие автономные алгоритмические системы принятия решений среди различных доступных для делегирования решений, которые могут быть стандартизированным или лишенным эмоционального измерения. b Во втором гипотетическом сценарии врачи перегружены работой искусственного интеллекта.Их нанимают цифровые гиганты, чтобы они адаптировали алгоритмы к ценностям пациентов, тем самым становясь их защитниками, и сопровождают решения, принимаемые системой искусственного интеллекта, обучая своих пациентов улучшению здоровья. Физикальное обследование.

Во втором сценарии врачи ошеломлены высокой производительностью AADMS, разработанной цифровыми гигантами, и эти компании нанимают их для взаимодействия между решениями AADMS и пациентами (рис. 2b). С AADMS или их человеческими представителями, «инженерами здравоохранения», врачи станут защитниками своих пациентов, передавая свое видение жизни и ценности, чтобы решения AADMS могли быть адаптированы к их уникальному пациенту.С пациентами врачи объявляли о важных диагнозах, поставленных AADMS, и сопровождали пациентов на пути к улучшению здоровья, как это делал бы тренер. Несколько компаний вскоре смогут предложить пациентам свою цифровую экосистему, включая продукты и оборудование, необходимые для сбора данных, команды, необходимые для обработки данных, и сопровождающих врачей, с риском коррупции в новой организации в пользу этих компаний. Только крупные компании в настоящее время способны охватить всю цепочку здравоохранения, которая еще век назад была монополией врачей.В этом сценарии компетентность, определяемая как способность устанавливать диагноз, оценивать прогноз или выбирать лечение, больше не будет прерогативой врача. Роль врачей останется ограниченной измерением «тепла», потому что они будут сопровождать уход, который им не под силу. Однако даже этому «тепловому измерению» угрожает прогресс, достигнутый в новой области искусственного эмоционального интеллекта и его трех основных областях исследований, т. е. распознавания, генерации и усиления эмоций 27 .Основываясь на этом исследовании, чуткие диалоговые боты были разработаны для установления долгосрочных социально-эмоциональных отношений со своими пользователями 28 . И действительно, люди все больше «доверяют» этим виртуальным агентам, считая их со временем друзьями или компаньонами 29,30 . Даже в условиях, когда пациенты нуждаются в самом гуманистическом уходе, например, в паллиативной помощи, чуткие диалоговые боты, способные оценивать и давать советы для уменьшения социальной изоляции и неудовлетворенных духовных потребностей, согласно их создателям, проходят оценку 31 .

(PDF) Что отличает компетентного врача по медицинскому образованию?

Проблемы медицинского образования

После Второй мировой войны взрыв знаний

и глобальное развитие поставили и продолжают приносить

новые проблемы там, где классически установленные стратегии не служат

ответ:3 старение населения, эпидемио-

логический переход, обмен знаниями с другими

социальными сферами, смена задач внутри и без

врачей, глобализация, потребность в постоянном

улучшение качества и гуманизация необходимых медицинских услуг.

Новые задачи определяют новые методы. 21 век-

требует врача, который выходит за рамки компетенции

применять объективность доказательной медицины для решения

проблем со здоровьем людей. Процесс принятия решений

объединяет ценности граждан, потребности организационных систем и

этические и деонтологические рамки врачей. Успех

лучшего решения зависит от способности поделиться им с

пациентами, интегрируя их в ответственное принятие

предписания.

Доктор больше не главный актер в этом кадре.

Он сопровождает пациентов, которые выбирают его в качестве своего

помощника в процессе4, способствует повышению грамотности в вопросах здоровья и

позволяет получить необходимую информацию для

наилучшего решения в отношении здоровья.5 Эта совещательная модель 6 противостоит

к классической патерналистской практике со второй половины

прошлого века, до сих пор представляет собой проблему обучения для

врачей.

Вместо ориентации на эпизод заболевания клиническая практика

изменилась на практику, ориентированную на пациента.

Первый медленнее отвечал на проблемы

пациентов, но был более систематическим, строгим и надежным. Секунда

быстрее и приятнее для людей, но более подвержена ошибкам7. Точно так же общение превратилось

из предпочтительно слухового типа, основанного на прочитанном или услышанном

сообщении, в визуальный. стратегии карт принятия решений, интегрированные в

многопрофильных путей оказания помощи.Медицинское искусство опирается теперь на

способность привести пациента к присвоению

информации, необходимой и достаточной для осознанного

принятия медицинского решения. Это позволяет оптимизировать

приверженность как к диагностике, так и к лечебным

процедурам, а также определить

цели здравоохранения, определяя прогноз пациента, а не заболевания.

Другим вызовом является модификация процесса клинического обоснования.В настоящее время диагноз возникает из результата вероятностного расчета путем постепенного исключения наиболее вероятных гипотез. Эта проблемно-

или ориентированная клиническая аргументация заменяет модель

, ориентированную на болезнь, в которой при построении окончательного диагноза

априори учитывались все диагностические гипотезы. Модель

ближе к больным в их болезни, но дальше от

болезни.В Португалии додипломное образование по-прежнему проводится преимущественно в условиях больниц, с ограниченной доступностью для

изменения практики преподавания. Резиденты приходят на специализацию

, зная, как лечить диабет пациента

, например, но с трудом имея дело с пациентом

с диабетом. Усилия по изменению процессов обучения

продолжаются, но недостаточно быстро, чтобы увидеть результаты.

К концу 20-го века модели оценки, распределение доступных ресурсов.

польза для пациента теперь взвешивается затратами

индивидуума и общества, а также соответствующей готовностью

платить. Это новый вызов в медицинской практике,

введение экономических переменных в клинической деятельности,

и введение новых подходов и новых навыков. Фундаментальному ментально-этическому принципу благодеяния противостоит

уважение автономии пациента, с одной стороны, и

перераспределяющая справедливость, с другой.В это время взрыва

знаний трудно быть достаточно современным, чтобы

найти баланс примирения. Руководства, изданные до

, заполняют этот пробел, и, несмотря на то, что они были составлены в среднем для

населения, многие врачи склонны принимать их как абсолютные

ссылки на индивидуальный подход9. Хуже того, некоторые Руководящие принципы

представлены местными властями как нормативные,

в ущерб эффективной практике, ориентированной на пациента10,

потенциально более инклюзивные и ценностные.11

Эти темы являются вызовом для непрерывного медицинского

образования всех врачей. Даже если мы не полностью

понимаем их в их полном объеме, наше обязательство как

руководителей обязывает нас обращаться и развивать их с

резидентами во временной перспективе, которая превалирует над

местом жительства. время.

Переопределение роли тренера

Затем докторов просят быть тренерами в своей области, что позволяет

резидентам с опытом и навыками

быть самостоятельными в практике своей специальности.Он включает в себя

обучение жестам и конкретным задачам, разработку

процесса клинического мышления, создание динамики производства знаний

, практику непрерывной оценки как

ключевого элемента процессов улучшения качества, установление

Развитие навыков этического и социального общения, управление информацией и ресурсами, лидерство и

гуманизация ухода.

Ожидается, что квалифицированный врач с медицинским образованием

будет служить образцом, включая его / ее собственное развитие.

Он сможет определить трудности стажеров и спланировать

лучшие стратегии для их решения, используя наиболее подходящие

методики. Ему нужно будет распознавать сильные стороны

жителей и их слабости и постоянно мотивировать

их к действию.

Он или она должен обладать хорошими коммуникативными навыками, быть

независимым оценщиком, создавать и перестраивать формирующие

стратегии с учетом положительных или отрицательных аспектов, обнаруженных в

ежедневной практике, работать в междисциплинарной команде, способствовать

синергии и достигать более высоких уровней эффективности.

Эти характеристики не являются врожденными.

Руководителей следует поощрять к посещению учебных курсов, способных заполнить

их собственные предполагаемые пробелы. Например, курсы pro-

Int J Med E uc. 2017; 8:270-272 271

Врачи-эмпаты считаются более компетентными?

Чем полезно общение с врачом? Что вдохновляет вас следовать тому, что она или он рекомендует? Это информация или предписание, данное вам, или то, как с вами обращаются?

Как практикующий психиатр, у меня есть уникальное окно в восприятие пациентами их медицинских и хирургических посещений.Я часто вижу, как пациенты выражают огромную благодарность заботливому врачу, который искренне беспокоился об их болезни или травме.

Но я также слышал о взаимодействиях, из-за которых пациенты чувствовали себя неуслышанными, отвергнутыми или с ними обращались как с номером на конвейере. Эти типы взаимодействий имеют длительные и разрушительные последствия, иногда приводя к тому, что пациенты перестают соблюдать режим лечения. Тем не менее, наши коллеги-медики редко получают честные отзывы, которые могли бы изменить ситуацию в более позитивном направлении.

Реклама Икс

Знакомство с набором инструментов «Большое добро»

Из GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для хорошего самочувствия.

Вот почему мы с моей командой основали Программу исследований эмпатии и реляционных наук. Почти десятилетие мы исследовали, как можно научить эмпатическим навыкам, как реализовать их культурно приемлемыми способами и как они могут улучшить медицинское обслуживание. Наша миссия состоит в том, чтобы практикующие клиницисты, медицинские работники и врачи-стажеры использовали свои запрограммированные нейробиологические способности для установления сердечной связи со своими пациентами.

Исследования показали, что, когда врачи ведут себя эмпатически, пациенты более удовлетворены, больше им доверяют, лучше соблюдают рекомендации по лечению, подают меньше заявлений о врачебных ошибках и в конечном итоге становятся более здоровыми. При этом врачи совершают меньше врачебных ошибок и получают более высокую удовлетворенность работой — безусловно, все положительные моменты.

Но есть ли у врачебной эмпатии недостатки? Существует ли «компромисс теплоты и компетентности» в медицинском контексте, когда врачи, которые проявляют теплоту и сочувствие, могут восприниматься пациентами как менее компетентные?

Сопереживание подрывает доверие?

Это не праздный вопрос.Основываясь на исследованиях Сьюзен Фиск и других, компромисс между теплотой и компетентностью наблюдался и в других профессиональных условиях. Чтобы исследовать этот вопрос в медицинском контексте, мы разработали исследовательский проект, чтобы оценить, как пациенты воспринимают эмпатичных врачей.

В исследовании участвовали добровольцы, которым было предложено представить себя пациентами, получившими плохие новости: лечение их болезни не помогло, и им нужна операция. Примерно половине участников было случайным образом назначено получать эту новость во время просмотра неподвижных фотографий врача, демонстрирующего «невербальную эмпатию»: он сидит на уровне глаз с хорошим зрительным контактом, между ними нет стола или экрана компьютера, открытая поза тела и теплая Выражение лица.Другая половина наблюдала, как врач демонстрировал «неэмпатическое невербальное поведение»: вставал с небольшим зрительным контактом, компьютер или стол между ними, скрещенные руки и нейтральное выражение лица. Участники видели только одно из двух изображений, поэтому они не могли проводить сравнения.

После этого их попросили оценить врача по воспринимаемой теплоте (насколько они терпимы, искренни и добродушны) и компетентности (насколько они умны и уверены). Результаты показали, что врачи, которые проявляли невербальную эмпатию, были оценены как более сердечные 90–105 и более компетентные 90–106, чем врачи, не проявляющие эмпатии.Настроение участников никак не влияло на эти результаты.

Интересно, что то, носил ли врач на фотографиях белый халат — традиционный символ профессионализма — не влияло на воспринимаемую компетентность. Это говорит о том, что улучшение отношений между пациентом и поставщиком медицинских услуг потребует немного больше усилий, чем просто надевание определенной униформы.

Дело для чутких лидеров

Демонстрируя, что невербальная эмпатия улучшает рейтинги сердечности врачей и компетентности, мы показываем, что нет компромисса, когда врачи используют свои навыки эмпатии по отношению к пациентам.Это говорит о том, что обучение эмпатии будет важным дополнением к их обучению, и, к счастью, предыдущие исследования показывают, что навыкам эмпатии действительно можно научить.

Медицина имеет давнюю традицию продвигать врачей как авторитетных фигур, чей опыт не может быть оспорен и чье тепло, если оно существует, является просто бонусом. Но сегодняшние пациенты более информированы, чем когда-либо прежде, поскольку огромные объемы информации легко доступны для них в Интернете, и они ожидают большего от поставщиков медицинских услуг.Навыки межличностного общения стали решающим фактором в обеспечении качественного ухода.

Наше исследование согласуется с работами других социологов, которые обнаружили, что сильные навыки межличностного общения, такие как эмпатия, высоко ценятся во многих профессиях. Например, теперь ожидается, что бизнес-лидеры будут обладать навыками эмоционального интеллекта, потому что они связаны с повышением морального духа на работе, удержанием и общим благополучием в организациях. Наша работа помогает поддержать теорию, которая сейчас все больше принимается в деловом мире, согласно которой эмоциональный интеллект и эмпатия (один из его ключевых компонентов) обычно идут рука об руку с компетентностью.

Достаточно взглянуть на последние новости, чтобы увидеть, как это происходит в реальной жизни. После того, как президент Трамп впервые посетил Техас после разрушений, вызванных ураганом Харви, общественный резонанс вызвал его предполагаемое отсутствие сочувствия к жертвам и их семьям. Тот факт, что он не ступал в затопленные районы, не встречался ни с кем из пострадавших, не смотрел им в глаза и не обнимал их, воспринимался как колоссальный провал сопереживания. И это кажущееся отсутствие эмпатии привело к снижению рейтингов одобрения и комментариям на телевидении, что он «не подходит» для этой должности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.