Menu

Дают ли космонавтам героя россии: Дадут ли Пересильд и Шипенко звезды Героев России

Содержание

Дадут ли Пересильд и Шипенко звезды Героев России

Юлия Пересильд после приземленияФото: REUTERS

В комментариях под статьями об этом полете читатели часто спрашивают, наградят ли актрису Юлию Пересильд и режисера Клима Шипенко звездами Героев России.

Вряд ли.

Профессиональные космонавты получают звание Героя после первого длительного полета. И получают, на мой взгляд, абсолютно заслуженно. Здесь в комплексе учитывают все сложности полета. И риск во время старта, стыковки со станцией, приземления. (Мы помним, как мастерски Антон Шкаплеров состыковал 7-тонный «Союз МС-19» с 400-тонной Международной космической станцией). И работа в открытом космосе. И совершенно непростые работы внутри МКС – и ремонт (вспомним о недавней ситуации, когда служебный модуль «Звезда» стал терять воздух), и сложные научные эксперименты. За такие полеты космонавты расплачиваются своим здоровьем. На станции уровень радиации выше, чем на Земле. Организм работает совсем по-другому, чем в земных условиях.

В советское время космонавты за первые два полета получали по Звезде Героя.

Последним обладателем двух высоких наград стал Сергей Крикалев – у него есть и Звезда Героя Советского Союза, и Звезда Героя России.

В 2010-х годах, когда кто-то наверху решил, что полеты в космос стали будничным делом, пытались перестать награждать космонавтов Звездами. Так, в 2010 году Минобороны дважды возвращало в Центр подготовки космонавтов наградные документы на Максима Сураева, отработавшего в двух длительных полетах. Однако, под давлением общества и, прислушавшись к мнению опытных космонавтов, документы все-таки прошли согласование и Максим получил заслуженное звание.

Единственный космонавт, которому за последние тридцать лет не была вручена Звезда Героя России, – это врач Борис Моруков. Он совершил полет на МКС на американском шаттле «Атлантис» в 2000 году и провел на орбите 11 суток. Он был награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени.

На сегодня последним из космонавтов, получивших Звезду Героя, стал Сергей Прокопьев (у него был непростой полет и незапланированный выход в открытый космос). Слетавшие после него Иван Вагнер (вернулся в октябре 2020 года) и Сергей Кудь-Сверчков (вернулся в апреле 2021 года) пока наград не получили.

Тут еще нужно учесть, что профессиональный космонавт готовится к полету минимум шесть лет. Два года общекосмической подготовки, два года – работа в группах и два года – работа по программе полета после назначения в экипаж. Летящие в первый полет уже, как правило, имеют квалификацию космонавт-испытатель.

Юлия Пересильд и Клим Шипенко официально космонавтами не являются. У них статус – участник космического полета. Полет короткий. Никаких работ как космонавты они не проводили (разве что Пересильд выполнила некоторые распоряжения Шкаплерова во время ручной стыковки).

Но, скорее всего, определенные государственные награды кинематографисты получат. По крайней мере я считаю, что это было бы справедливо – Юлия и Клим на самом деле серьезно рисковали – полет в космос – не съемки в павильоне «Мосфильма». И они молодцы — пошли на серьезный риск ради выполнения своей работы – съемок фильма.

«За что давать им героев?»: Эксперт рассказал, чем отличаются космонавты от артистов на орбите

Российский астроном, директор Астрономической обсерватории Иркутского госуниверситета, профессор, старший научный сотрудник Института солнечно-земной физики СО РАН, доктор физико-математических наук Сергея Язев прокомментировал отличие космонавтов от других людей, которые отправились в космос. Своим мнением он поделился в Facebook на личной странице.

Язев пишет: «В лентах в последние дня закономерно всплывает вопрос: если за четыре месяца можно подготовить человека к космическому полету — почему мы тогда так высоко ценим космонавтов? За что им дают ордена и звание Героев России? Не означает ли всё это, что профессия космонавта стала обычной, рядовой?

Думаю, что нет. Поясняю.

Юлия Пересильд, Клим Шипенко, а также космические туристы, которые летали на «Союзах», а теперь уже и на «Дрэгоне» — это все-таки не космонавты и не астронавты. Это участники космического полета. В чем разница? Разница в первом приближении такая же, как между пассажиром самолета и пилотом.

Мы приходим в самолет, садимся на свое место и занимаемся. чем хотим. Мы не знаем, как и почему самолет летит, как им управлять. Нам на случай аварии показывают маленькую часть того, что вообще-то следовало бы знать — как надеть маску с кислородом, как пробраться к аварийному выходу. Это всё, что мы знаем (точнее. не знаем — не слушаем бортпроводников, как правило). Хотя шансы спасти жизнь в критической ситуации благодаря этим знаниям слегка увеличиваются. Слегка. Мы не пилоты — мы участники полета, пассажиры.

Юлия Пересильд и Клим Шипенко — такие же пассажиры. За четыре месяца их слегка потренировали, проверили вестибулярный аппарат (понятно, что если бы тут все было бы плохо, полетели бы другие — погибать от головной боли и тошнить целую неделю некогда, надо работать). Некоторым первую неделю в невесомости бывает так плохо, что они почти умирают (воспроизвожу рассказ космонавта).

Конечно, их кое-чему научили — как действовать в критической ситуации, чтобы увеличить шансы спасти себе жизнь — в случае чего. Ведь неподготовленный человек и люк открыть не сможет, и нужные датчики не подключит (или отключит), и нужную кнопку не нажмет, и так далее. Во время ручной стыковки командир Антон Шкаплеров командовал Юлии, и она выполняла некоторые простые, но нужные действия, помогала космонавту. Он бы и так справился, но с ее помощью ему было легче. Но стыковку сама она бы выполнить не смогла — этому учатся годами!

Но то, что Юлия помогала Антону, не означает, что Юлия — космонавт.

Для того, чтобы только зачислиться в отряд космонавтов, нужно после жесточайшего отбора пройти два года общекосмической подготовки. Это безумно сложный курс, работать надо без выходных, с утра до вечера, сдать несколько десятков сложнейших экзаменов, и права получить тройку нет — тебя отчислят. Специальная парашютная подготовка, например, такова : вы прыгаете и непрерывно ведете репортаж, и в свободном падении (пока парашют не открылся) решаете математическую задачу, и докладываете решение, и только после этого открываете парашют. Если не справляетесь — вы не космонавт, потому что мотивация, стрессоустойчивость, память, спокойствие — обязательны. При отборе в отряд психологи выгоняют претендентов сотнями. Космонавт должен быть с такой нервной системой. каких в жизни почти не бывает. Это два года, но вы только кандидат, и это еще не факт, что вас возьмут Берут не всех. Некоторых берут. и присваивают квалификацию «космонавт-испытатель»

А потом, если вы космонавт-испытатель и вас зачислили, вы начинаете изучать матчасть. Станция огромная, в ней тысячи систем. Надо знать всё, надо уметь с этим работать, надо уметь это настраивать и чинить. Надо знать, где что лежит — тысячи объектов — инструменты, запчасти, комплектующие к научному оборудованию. Это еще пара лет. Плюс постоянные физические тренировки, каждый квартал медкомиссия — вас могут отчислить по здоровью на любом этапе.

Это может продолжаться годами. При этом вы еще не в экипаже. Потому что очередь длинная. Потому что вместо того. чтобы летать самим, мы с 2011 по 2020 год возили на своих кораблях американцев, европейцев, японцев, канадцев, выполняя наши обязательства по проекту МКС. Нашим было негде работать- на борту работали всего по два российских космонавта. Поэтому включения в экипаж (сначала в дублирующий, потом в основной, можно было ждать лет пять-восемь. А можно было и не дождаться.

После включения в состав экипажа тренировки проводятся тоже не быстро — космонавты готовятся к конкретной программе на борту станции, знакомятся с оборудованием, с которым им предстоит работать, программой экспериментов. Это еще год или, бывает, два.

Можно ли это сравнить с подготовкой туристов или «участников космического полета»? Можно ли этих участников называть космонавтами? Конечно, нет — это совсем разные вещи.

Оправданы ли такая сложная подготовка, такой жесткий отбор? Космонавт Александр Лазуткин рассказал о своем полете. Как на борту был пожар, и как реагировал экипаж. Как командир станции попал лицом в гигантскую каплю ядовитого этиленгликоля, убежавшего из трубопровода. Как экипаж работал в противогазах, когда было неизвестно, можно ли снять, можно ли дышать загрязненным воздухом. Как удар грузового корабля привел к разгерметизации отсека станции. Как на той самой станции «Салют-7» работали советские космонавты, спасая почти погибший проект. Что бы там смогли сделать туристы? Ничего. И с высокой степенью вероятности, они бы погибли. В космосе всякое бывает, и помочь там некому.

В 2020 году впервые после долгих лет наконец полетел американский Дрэгон, и у американцев появилось средство возить своих астронавтов самостоятельно, без зависимости от России. Наконец (при Рогозине) к МКС пришел модуль «Наука», теперь на МКС есть где жить трем космонавтам и чем заниматься. Очередь в космос в России пойдет быстрее, наши летать будет больше. Ждать придется не по 8 -10 лет, а лет по пять. Но не меньше, потому что полноценный цикл очень серьезной подготовки требует примерно 4-5 лет.

Сравнивать настоящего космонавта и участника космического полета, который выполняет очень узкую функцию, нельзя. Нельзя сравнивать летчика (и одновременно бортинженера) с пассажиром самолета. Пассажир, турист — это просто груз, предусмотренный программой».

На Международной космической станции отсняли две сцены художественного фильма «Вызов» с Юлией Пересильд. По словам режиссера, пока удается придерживаться графика. «Так что все идет по плану», — подытожил Клим Шипенко.

Напомним, известная актриса, уроженка Пскова Юлия Пересильд и режиссер Клим Шипенко вместе с космонавтом Антоном Шкаплеровым прибыли на Международную космическую станцию 5 октября. В космосе экипаж планирует пробыть около 12 дней.

Фильм «Вызов» повествует о девушке-враче, которая должна отправиться на МКС для спасения космонавта. Эта кинокартина – совместный амбициозный проект госкорпорации «Роскосмос», «Первого канала» и студии Yellow, Black and White.

Космонавты — больше не герои России?

+ A —

Минобороны отказало Максиму Сураеву в почетном звании без всяких объяснений

Министерство обороны России ответило отказом на представление к награждению звездой героя России космонавта Максима Сураева. Общественность в шоке: неужели полугодовой полет в космос, во время которого профессионалы подрывают свое здоровье, подхватывая чудовищные дозы радиации, где вообще каждый миг может стать для них последним, больше не является героической миссией? Да кто после такого отношения вообще захочет идти в космонавты?! “МК” решил разобраться в ситуации.

Вообще Министерство обороны всегда принимало решение о награждении только в отношении космонавтов, которые являются военнослужащими. Гражданских исследователей космоса чествует Роскосмос. Но никогда еще в истории отечественной космонавтики ни один слетавший на орбиту не оставался без звезды героя. Хотя проволочки с положительным решением из главного военного ведомства в последнее время происходят все чаще. К примеру, Роману Романенко, летавшему вместе с Сураевым в 2009 году, но приземлившемуся на несколько месяцев раньше, звезду не выдавали около четырех месяцев — раза три кормили отказами из Минобороны. Пришлось даже жаловаться Путину, после чего положительное решение о награждении военные приняли в считаные дни и приурочили его ко Дню космонавтики.


По мнению большинства коллег Сураева, летавших в космос до него и после, проблема обострилась после перевода Центра подготовки космонавтов из Минобороны в Роскосмос. “Мы словно превратились в каких-то просителей, — говорят молодые космонавты, — вроде бы в погонах, но армии не нужны, а гражданские ведомства, по установленным правилам, не вправе решать нашу судьбу”. Может быть, в руководстве Минобороны полагают, что космонавты занимаются на орбите ерундой? Тогда какой логикой руководствуются власти страны, выделяя миллионы на развитие космонавтики? Непонятно.


Кстати, по закону, решение об отказе в представлении космонавта к награде министр обороны обязан обосновывать, мол, так и так — оказался ваш парень некомпетентен, провалил все эксперименты… и т.п. Но в том-то и фокус — никаких объяснений из Минобороны не пришло вообще. Да и не может их быть. Ведь Сураев, наоборот, отличился во время полета, выполняя на “отлично” все виды космических работ, включая выход в открытый космос. А чего стоит его блог, через который он общался во время полета со всем миром, популяризируя отечественную космонавтику! Но, видимо, это не волнует военных чиновников. Центр подготовки космонавтов шлет министру через Роскосмос документы на представление Максима к награде, а тот просто присылает неподписанные документы обратно. Вот и в наградном отделе главного управления кадров Минобороны, куда “МК” обратился с официальным запросом, нам ответили коротко, лаконично: “Комментариев по этому поводу не даем”. А кто их должен давать, тоже не пояснили.


Космонавты, уже слетавшие на орбиту, пытаются не показывать своих чувств, но можно представить, как им обидно — ждать по десять лет “билет” в космос, а потом еще и звезды не получить за полет. “Если так дальше пойдет, — сказал нам в сердцах Романенко, — скоро в космос вообще никто летать не будет”.

 

МЕЖДУ ТЕМ


В Федеральном космическом агентстве подтвердили, что дважды направляли документы в Министерство обороны РФ для присвоения звания Героя России летчику-космонавту Максиму Викторовичу Сураеву. В настоящее время обращение по этому поводу направлено непосредственно в Администрацию Президента РФ.

Космонавты больше не Герои? / Политика / Независимая газета

Где Максиму Сураеву легче переносить перегрузки, в космосе или на земле, – еще вопрос.
Фото NASA

На прошлой неделе стало известно, что Министерство обороны отказало в присвоении звания Героя России космонавту Максиму Сураеву, вернувшемуся на Землю в марте этого года после почти полугодовой экспедиции на Международную космическую станцию (МКС). Причина – «недостаточно оснований». Таким образом, создан прецедент, ломающий почти полувековую традицию космических полетов в СССР/России – давать звание Героя каждому, выполнившему программу полета космонавту.

«Наверное, пришло время автоматически перестать вешать Золотую Звезду на грудь каждому слетавшему космонавту, – сказал ветеран двух космических полетов Павел Виноградов, получивший звание Героя России за участие в восстановлении станции «Мир» после столкновения с грузовым кораблем «Прогрессом» в 1997 году. – К тому же программу полета Максим хоть и выполнил, но с рядом довольно существенных замечаний».

Не ошибается тот, кто ничего не делает, – наблюдение, относящееся к любому человеку, в том числе и к Сураеву. Действительно, пора покончить с практикой, когда космонавт просто за факт полета получал высшую государственную награду. Это было оправданно на заре космической эры, когда почти каждая миссия представляла собой качественно новый и весьма рискованный шаг в области освоения космоса (уже в наше время математики оценили шансы полета Гагарина на успех где-то в районе 45%).

Однако уже тогда помощник главкома ВВС по космосу генерал-полковник Николай Каманин написал в своем дневнике: «Космонавты слишком переоценивают значение своих подвигов и принимают за чистую монету все, что пишется, говорится и показывается по поводу каждого пилотируемого космического полета в наших средствах массовой информации. Все это делается с целью ознакомления нашего народа и народов зарубежных стран с достижениями в космосе советской науки и техники, но делается, по установившейся традиции, в основном так, что все эти достижения представляются заслугой одних лишь космонавтов. Такая традиция очень вредна┘»

Кстати, астронавты NASA, рисковавшие не меньше советских космонавтов, лишь с 1969 года стали получать высшую государственную награду США – «Медаль чести», вручаемую от имени американского Конгресса. Она была названа «Космическая медаль чести» и давалась только «за исключительно выдающиеся усилия и вклад в благосостояние нации и человечества». К настоящему времени ею были удостоены лишь 28 из почти 400 летавших астронавтов NASA (17 из 28 были награждены посмертно). Причем первый человек на Луне Нил Армстронг получил ее только через девять лет после того, как ступил на поверхность Селены, а Джим Ловелл – командир экипажа «Аполлона-13», выживший после взрыва на корабле лишь благодаря мужеству и хладнокровию, – через 25 лет после окончания этого аварийного полета.

Почти за полвека, прошедшего с полета Гагарина, миссии в космос на околоземную орбиту стали обычной, хоть и сопряженной с повышенным риском работой. Продолжать «автоматом» давать за них Героя – по меньшей мере делать антирекламу отечественной космонавтике. Американцы, европейцы, японцы и канадцы совершают такие же экспедиции на МКС (а многие – такие же полеты туда и обратно на «Союзах»), как и российские космонавты, но не удостаиваются за это высших государственных наград. Добавим к этому восемь миссий космических туристов, осуществленных на «Союзах» на борт станции с 2001 по 2009 год. Получается, то, что для иностранца обычная работа или развлечение, для российского космонавта – подвиг.

История космонавтики знает случаи, когда космонавты, даже по независящим от них обстоятельствам не выполнившие программу полета или же выполнившие слишком краткосрочный по современным меркам полет, не удостаивались высшей государственной награды. Не получил Героя за полет в 1983 году Владимир Титов, когда экипаж корабля, которым он командовал, не смог по техническим причинам состыковаться со станцией «Салют-7». Правда, он все равно был удостоен ордена Ленина, а после своего второго, годичного полета на «Мире» в 1988 году получил Золотую Звезду. Стал Героем России также только после своего второго полета Юрий Батурин (в обоих случаях он посещал МКС лишь с краткосрочными визитами продолжительностью около 10 суток).

В решениях – давать или не давать высшую государственную награду – очень много субъективизма. Пример – космонавты Валерий Токарев и Борис Моруков. Оба летали на шаттлах, однако военный летчик Токарев получил Героя России за свой полет, а врач Моруков – нет, что похоже на явную дискриминацию в отношении гражданского космонавта.

Чтобы такого не происходило в дальнейшем, нужно выработать четкие критерии действий и поступков в космосе, совершение которых достойно присвоения звания Героя России, и законодательно закрепить данные критерии в виде постановления или приказа. Говоря о причинах, по которым следует отменить автоматическую раздачу Золотых Звезд космонавтам, Виноградов указал и такую: «Мне неприятно видеть, как многие из моих еще не летавших коллег рвутся в космос лишь за званием Героя и за какими-то связанными с этим благами. Нужно, чтобы у космонавтов на первом месте стояла высокая цель освоения космоса».

Однако трудно обвинять космонавтов в отсутствии «высоких» целей, когда этих целей нет в официальной космической политике России. Культивируемый Роскосмосом застой в отечественной космонавтике низвел освоение внеземного пространства к рутинным миссиям на МКС, в ходе которых космонавты тратят основное время не на научные исследования, а на техническое обслуживание комплекса. Лишь начало расширения космической деятельности за пределы околоземной орбиты способно позвать в космонавтику настоящих ученых и первооткрывателей, для которых раздвижение границ познания и среды обитания человека будет важнее любых государственных наград.

Комментарии для элемента не найдены.

Юра рисковал, как никто из нас — Российская газета

Прежде чем согласиться на интервью, Борис Валентинович долго ворчал в телефонную трубку, мол, вас, журналистов, много, а я один, устал отдуваться за всех. Но он, действительно, один — единственный из «гагаринского» отряда, кто дожил до наших дней. Последний из первых…

Дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР N12, участник двух полетов — на «Союзе-5» в январе 1969 года и «Союзе-21» в августе 1976-го.

В итоге Волынов, которому в минувшем декабре исполнилось 86 лет, дал добро на разговор («Не больше часа!») и пригласил в Звездный городок. Встречу назначил в мемориальном кабинете Юрия Гагарина, расположенном на втором этаже Дома космонавтов, как здесь называют местный Дворец культуры…

Дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР № 12 Борис Валентинович Волынов. Фото: РИА Новости

Об отборе

— Знаете, каким он парнем был?

— Гагарин? Конечно. Мы ведь жили на одной лестничной клетке. Двери напротив. Дом второй, этаж шестой.

Юрий Алексеевич трагически погиб в марте 1968-го, а его жена Валентина Ивановна оставалась нашей соседкой до последних дней жизни. Валя ушла год назад. Тоже в марте…

А познакомились мы с Юрой в далеком 1960-м. Оба старшие лейтенанты, летчики-истребители. Я служил в полку противовоздушной обороны в Ярославле. Частенько летал на Москву, охранял северные подступы к столице. Гагарин проходил службу в морской авиации где-то под Мурманском.

На первом этапе отбора в отряд космонавтов просматривали почти три с половиной тысячи кандидатов, к углубленному медицинскому осмотру допустили чуть более двухсот человек. Из нашей части вместе со мной прибыли пять офицеров. Самые лучшие. Комиссию прошел лишь я. Кроме всего, внимательно изучали личные дела, психологи беседовали с каждым. Отбирали очень серьезно. В итоге весной 1960-го сформировали воинскую часть 26266 или по-другому — отряд ВВС «1. Всего — двадцать человек.

— Как вас готовили к полету?

— По-разному. Сразу сказали: «Ребята, предстоит напряженная работа, всякое может случиться, поэтому надо постараться исключить любые неприятные сюрпризы».

Начали с прыжков с парашютом. Для этого поехали в город Энгельс. На другом берегу Волги находится Саратов, где Гагарин учился в индустриальном техникуме на литейщика, занимался в местном аэроклубе ДОСААФ, совершил первый самостоятельный полет на учебном самолете. Так что Юра попал, можно сказать, в родные места.

Правда, он рассказывал, что на аэродроме в Энгельсе ранее не был, там базировалась военная авиация.

За месяц нам предстояло совершить по тридцать пять прыжков. В таком деле, знаете, без синяков и шишек не обойтись. Мы это понимали. А если получишь серьезную травму, можешь вылететь из отряда космонавтов. И мечта — тю-тю. Из первой двадцатки все в том же 1960 году по здоровью комиссовали троих. Еще четверых отчислили из-за дисциплины. Впрочем, это другая тема.

— До этого вы прыгали с парашютом?

— Большинство в нашей группе — буквально по одному-два раза, пока были курсантами. Я в 1956 году окончил Сталинградское военное авиационное училище имени Краснознаменного пролетариата. Это полное официальное название, хотя в 1942 году, когда бои приблизились к городу, училище эвакуировали в Казахстан, а после Победы перебазировали под Новосибирск. Там я и учился. Сейчас на том месте находится аэропорт Толмачёво.

Кстати, это же училище двумя годами позже оканчивал и Герман Титов, космонавт №2, дублер Гагарина.

После выпуска я служил в Московском военном округе. Много было приключений, одно, связанное как раз с парашютным прыжком, могло завершиться трагедией.

Не знаю, надо ли рассказывать…

Летчики-испытатели ВВС — члены первого отряда космонавтов СССР (справа налево): Юрий Гагарин, Борис Волынов, Герман Титов, Евгений Хрунов прибыли в город Энгельс для парашютной подготовки. Фото: РИА Новости

О прыжке

— Обязательно, Борис Валентинович!

— Финал истории таков. Замполит полка пришел к нам домой и сказал моей Тамаре: «Примите соболезнования, вы — вдова». Представляете? А мы поженились за полгода до этого…

— А что случилось-то?

— В тот день с утра проводились пристрелочные прыжки, один из членов группы ПДС — парашютно-десантной службы — приболел, вот меня и взяли на подмену. Я занимался спортом, был крепким парнем.

— Что значит «пристрелочные»?

— Перед десантированием основной группы самолет делает пробный круг, экипаж определяет силу и направление ветра на высоте прыжка. Как правило, сначала из салона выкидывают небольшой парашют с грузом и смотрят, куда его отнесет. После чего штурман делает поправку, выбирает точку выброса.

А в тот раз сразу скомандовали прыгать нашей тройке — двоим ребятам из ПДС и мне…

Один из парней застрял на высоковольтной линии, купол прошел верхом, стропы перехлестнули, а он остался с другой стороны ЛЭП. Дальше были все прелести, включая сноп искр. Десантник сам спрыгнуть не мог — высоко. Так и повис в нескольких метрах над землей.

Второй парашютист тоже не сумел приземлиться, застрял на других проводах, пониже.

— Но хотя бы живы остались?

— Да, к счастью, обошлось. Их потом пожарные сняли.

Меня ветром понесло на жилой массив, пришлось, что называется, налету разбираться, как управлять парашютом. ЛЭП благополучно миновал и снизился на двухэтажный дом. Купол лег на крышу, я дотянулся до окна и аккуратно съехал вниз. Ни царапины, ни удара. Только нервное возбуждение. Коснулся земли, а там лужа замерзшая. Я и поскользнулся, упал. Лежу, натягиваю стропы, пытаюсь встать.

В это время надо мной пролетал самолет, тот самый Як-12, который нас так «удачно» десантировал. Оценивал результаты прыжков. Шел на маленькой высоте, чтобы всё видеть. Купол на крыше, на земле лежит человек. Ясное дело, разбился.

Самолет вернулся на аэродром, летчик доложил командованию. Шум поднялся. Комполка говорит: «Вот кто бросал этих парней, пускай теперь сам с их женами разговаривает».

Борис Волынов с женой Тамарой. Фото: РИА Новости

О ложной тревоге

— Даже не стали ждать официального подтверждения факта гибели?

— Меня ведь не сразу подобрали, и замполит успел «порадовать» мою Тамару. Та вернулась с завода, смену отработала, а ей с порога заявляют: муж погиб. Она в слезы. Пошла к соседке, такой же офицерской жене. Вместе легче пережить трудную минуту.

Домой я попал вечером. За день дико вымотался, сил не осталось, чтобы переодеваться, мыться. Как был в форме, так и свалился на ковровую дорожку, которая уходила под обеденный стол.

Думал: чуть полежу, отдышусь, потом встану и приведу себя в порядок. На секунду закрыл глаза и не заметил, как уснул. Крепко так! Расслабился. Накопленное напряжение сказалось.

Жена возвратилась от соседки, смотрит — внутри темно, а из-под стола ноги торчат. Решила, что уже и тело привезли.

Потом прислушалась: а «труп»-то, оказывается, храпит! Растормошила меня, я проснулся, рассказал, как дело было. Дал ощупать себя — ни синяка, ни шишки. Живем дальше!

Все приключилось 6 марта, в преддверии Международного женского дня. По случаю праздника я заранее уговорил жену купить «Советское шампанское»: вдруг ребята в гости придут, стол накроем…

Вот эту бутылку мы с Тамарой и распили вдвоем, не дожидаясь красного дня календаря. Так сказать, по случаю счастливого спасения. Прекрасно посидели под нехитрую еду, которую приготовили на керогазе.

Пообещали друг другу, что всегда будем вместе. И вот уже 63 года идем по жизни рука об руку.

Моя Тамара Федоровна — доктор технических наук, профессор, сотрудник ЦНИИЧермет имени Бардина, академик Нью-Йоркской академии наук… Пять лет назад написала книгу «Космос. Плеяда первых». Чему, точнее, кому она посвящена, можно догадаться по названию…

«На этом месте будет каждый из вас…». Фото: РИА Новости

О первом полете

— А чем закончилась та история с неудачным парашютным прыжком?

— Накрутили хвост всем, кто неправильно рассчитал траекторию спуска, не учел силу и направление ветра. Это обязательно надо брать в расчет.

Кстати, для полета Юрия Гагарина создавали новый парашют и доверили его обкатку самым опытным испытателям во главе с инженером-конструктором Славой Томаровичем. Тоже, хочу сказать, легендарная личность. Слава погибнет летом 1968 года при попытке десантироваться с парашютом на высочайшую вершину Советского Союза пик Ленина — 7100 метров.

Так вот. Гагарину сделали специальный парашют, который мог выдержать вес человека в скафандре с носимым аварийным запасом на плечах. Парашютисты испытали снаряжение, но у них опыт другой, надо было проверить, справимся ли мы, космонавты. Пробный прыжок перед полетом Юры совершил я — в его скафандре, с полным набором снаряжения. Полетный вес был 182 килограмма, сбрасывали меня с пяти тысяч метров. Под Киржачом всё происходило.

В дальнейшем я уже не столько сам прыгал, сколько организовывал тренировки подчиненных. Мне же принадлежит абсолютный мировой рекорд: в отряде космонавтов я прослужил дольше всех — с 1960-го до 1990 года.

— За это время вы совершили два космических полета. Первый — в январе 1969-го…

— Да, тогда с коротким интервалом стартовали два корабля: «Союз-4», которым управлял Владимир Шаталов, и «Союз-5», где командиром был я. В мой экипаж входили Женя Хрунов и Алексей Елисеев. После стыковки кораблей парням предстояло совершить выход в открытый космос и перебраться в «Союз-4».

До этого никто не делал ничего подобного. Первая попытка стыковки предпринималась еще в 1967 году с «Союзом-1» и «Союзом-2». Подвела техника, не раскрылась солнечная батарея. Было принято решение возвращать экипажи на Землю. Но при посадке случилась главная неприятность. Не сработала парашютная система (опять парашют!), схлопнулся купол, в результате трагически погиб Владимир Комаров, с которым мы работали над ложементом кресел спускаемого аппарата. Вместе подбирали правильный угол, поскольку удар при парашютировании мог быть значительным.

У Володи не было шансов выжить. Как напарник по всем испытаниям я участвовал в разборе инцидента, анализ проводился тщательный.

В 1968 году на «Союз-3» полетел Георгий Береговой, лётчик-испытатель с большим стажем. Он прошел Великую Отечественную, воевал вместе с генералом Каманиным, который потом занимался подбором первых космонавтов.

Опытному практику поручили состыковаться с беспилотным космическим кораблем. Но у Берегового в то время было не очень хорошо с электроникой. Покрутился он, покрутился, израсходовал рабочее топливо, задачу не выполнил и приземлился. Начальству это сильно не понравилось.

Через два месяца мы снова были на космодроме, в декабре принимали свои космические аппараты, а в январе 1969-го стартовали. В скафандрах летели только Хрунов и Елисеев, а мы с Шаталовым — без.

— Почему?

— Вес полезной нагрузки всегда ограничен. Жене и Алексею предстояло выходить в открытый космос, мы с Владимиром оставались внутри кораблей. Считалось, что техника надежная, не подведет. Не должна…

Стыковка «Союза-4» и «Союза-5». 16 января 1969 года. Фото: РИА Новости

О стыковке

— А по факту?

— Многое происходило впервые, конструкторы старались все рассчитать, максимально обезопасить экипажи, но кто мог дать гарантии?

Любопытно проходила стыковка. Когда корабли сближаются до ста метров, вся автоматика переводится в информационный режим, приборы лишь показывают параметры, а управление осуществляется вручную. Каналов, которые надо постоянно контролировать, минимум шесть, а рук-то у каждого по две. Нужно было научиться управлять системой, мы долго отрабатывали нюансы на тренировках, синхронизировали действия, например, подавали друг другу сигналы миганием огней. Переговаривались так на расстоянии.

С тридцати метров начинается зависание, нулевая скорость движения относительно друг друга. При этом корабли за полтора часа облетают вокруг Земли, несутся со скоростью восемь километров в секунду…

Поэтому столь важно было аккуратно обходиться с относительными скоростями. Но руководство сказало нам, что стыковку нужно провести в поле зрения камер советского телевидения. Чтобы антенны в пункте наблюдения поймали картинку и потом показали ее, предъявив доказательства всему миру.

А два корабля подошли друг к другу над Африкой. В результате мы с Шаталовым летели до Крыма на расстоянии тридцать метров, вели «Союзы» на «руках». Хотя, в принципе, это не так и долго, скорости-то космические.

Состыковались очень спокойно. Единственная трудность, о которой заранее не подумали: надо было так развернуть корабли, чтобы солнышко, во-первых, освещало путь, по которому шли ребята из одного «Союза» в другой. И второе: Земля ждала хорошую картинку, а для этого в объектив кинокамеры не должны были попадать прямые лучи. Вот я и рулил связкой из кораблей, следил по приборам. А масса-то двойная, управление совсем иное…Но нас хорошо подготовили, все прошло штатно. И ребята переход отработали нормально, почти без шероховатостей.

Четыре с лишним часа мы находились вместе, потом Шаталов с новыми членами экипажа — Хруновым и Елисеевым — отстыковался и приступил к спуску. Сели они нормально. А я еще сутки летал.

Потом начались приключения.

— Какие?

— На радостях, что «Союз-4» вернулся благополучно, из центра управления полетом мне подкинули малость не ту информацию, не проверили, как сориентирован корабль. Если бы он пошел на разгон, я никогда не вернулся бы на Землю.

«Союз» к спуску готовила автоматика, отдавала команду на включение двигателя. Хорошо, я догадался посмотреть в иллюминатор, а там темно. Ночь, никаких ориентиров! Ну, я всё и вырубил.

Связался с Землей. Позывной у меня был Байкал. Я ведь родом из Иркутска. Из ЦУПа отвечают: «Ой-ой, извини, мы сейчас!» Новые данные дают: «Завершай вручную, Байкал. И можешь использовать большие скорости, чтобы не задерживаться». Я быстренько выполнил, перекинул всё, поставил, как надо. Движок включился автоматом.

А дальше началась неразбериха, мощная авария… До сих пор помню мельчайшие детали, хотя прошло более полувека. Человеческая память удивительно устроена: какие-то острые моменты стирает напрочь, а что-то сохраняет…

О случившемся тогда мало писали в прессе.

Об аварии

— Расскажите, Борис Валентинович.

— У корабля есть три отсека, при спуске они автоматически разделяются. Но когда отходил бытовой отсек, произошел прохлоп крышки входного люка, и давление внутри моментально упало на сто миллиметров ртутного столба. А на мне, напомню, даже скафандра не было…

Приборно-агрегатный отсек вообще не отделился. Что-то пошуршало и — всё. А это основная масса, там солнечная батарея, двигатель, баки с топливом, гироскопия.

Корабль должен лететь днищем, где наибольший слой теплозащиты. Но отсек не отошел, и я несся к Земле носом вперед. Автоматика понимала: это неправильно, и за счет двигателя спускаемого аппарата перевернула корабль по вектору скорости.

На высоте километров в сто уже есть атмосфера, а значит, и сопротивление воздуха. По законам аэродинамики корабль кувыркнулся опять. Но гироскопия, видя, что мы идем наименее защищенной частью, снова стала крутить корабль. Так я и вертелся туда-сюда. Было ясно, что повторяется сценарий Владимира Комарова.

— Готовились к худшему?

— О таком лучше не думать, а делать, что положено.

Володя пытался записать на диктофон всё, что происходило с ним в момент спуска, но плёнка погибла при пожаре, ничего не сохранилось. На мой «Союз-5» уже поставили прибор, который наносил информацию на специальную проволоку.

Я решил собрать побольше сведений и подробно рассказывал о том, что видел.

Из-за высокой скорости снижения металл разогревался так, что превращался, по сути, в тряпочку, развевался в потоках воздуха, как ткань, разлетался на огромные всполохи. Завораживающее зрелище: за иллюминатором на расстоянии двадцати сантиметров от лица рвутся вверх столбы пламени и испаряются на твоих глазах.

— Страшно было?

— Сначала — да, потом успокоился. Деваться-то некуда. В принципе, понимал: шансы на спасение минимальны.

Сосредоточился на работе, записывал всё, чтобы те, кто полетит после меня, учли малейшие нюансы и не попали в такую же ловушку. Я вращался относительно горизонта — писал об этом, фиксировал узловые скорости, мерил по секундам. Записи о стыковке спрятал в такое место, куда огню труднее было добраться. Рассчитывал, что, может, они не сгорят. Приборы, которые вёз с собой, ту же кинокамеру, разместил в кресле, примотал привязными ремнями. Все это время корабль крутился, прижимало, как следует, перегрузки были около 10 G.

— Как они ощущаются?

— Поскольку объект постоянно вращался, они были знакопеременными. Потом инженеры-баллистики рассчитали, что все началось на высоте примерно 90 километров, может, чуть ниже.

Сергей Королев и Юрий Гагарин.

О приземлении

— И сколько длился полет с вращением?

— Ну, мне показалось, очень долго. Точное время не знаю, не засекал, но, думаю, минут десять.

Потом произошел взрыв. В баках ведь оставалось топливо. Правда, позже специалисты утверждали, будто сработали резервные подрывы для разделения пиропатрона, но я считаю, что рванул бак.

На высоте десяти километров над Землей сработала парашютная схема. У Володи Комарова в схожей ситуации закрутились основной и запасной парашюты, не раскрылись. У меня всё прошло нормально.

Но спускаемый аппарат весил три тонны, по инерции он раскрутился, и продолжал вращаться вокруг оси, заматывая стропы.

Что могло его остановить? Коль скоро я был инструктором, много работал с парашютами, то знал их хорошо. Понимал, что вращение никак не прервать, а значит, неизвестно, схлопнется купол или нет. Но мне опять повезло, аппарат постепенно перестал крутиться в одну сторону и начал вращаться в обратную, стропы расправились, купол приобрел грушевидную форму. Думаю: ну, слава богу, кажется, живой остался.

Приземлялся я 18 января. Казахстан, степь да степь кругом, снега примерно по пояс, температура за бортом — минус 38 градусов. Естественно, из центра управления полетом эту информацию мне передать не могли. Связи не было, все антенны сгорели. Я потом посмотрел на теплозащиту спускаемого аппарата, а она вся пошла большими пузырями, как бывают с картошкой, когда жаришь ее в костре. Очень похоже.

Иллюминаторы закоптились наглухо, почти ничего в них не видел, как ни приглядывался. Перед касанием поверхности надо было сгруппироваться. По испытанию знал, каким мощным может быть удар при посадке.

Вроде внутренне мобилизовался, приготовился, и все равно момент приземления оказался неожиданным. Спускаемый аппарат долбанулся сильно. Очень. Мимо меня со скоростью снаряда пролетел диктофон, врезался в пол. Хорошо, ногу не задел. В итоге я отделался синяками и ушибами, ну, и корни зубов пострадали. Мощно клацнул челюстями от удара.

Первое время говорил с трудом, есть было больно, в госпитале Бурденко кормили через трубочку.

Но это было потом, сначала мне предстояло выбраться из казахской степи. Я приземлился в шестистах километрах от запланированного места посадки, этого я тоже, разумеется, не знал, однако понимал, что искать могут долго, поэтому надо рассчитывать на свои силы.

Первым делом постарался вылезти из спускаемого аппарата. Люк сделан из жаропрочной стали, по краям в два слоя специальная резина, которая не горит, вернее, не должна гореть. Она превратилась в пепел, а сталь вспенилась, словно мыло в тазу при стирке белья.

Протиснуться в люк и так не очень просто, а тут он еще больше сузился. Я чуть-чуть задел за край, и комбинезон сразу рассекло, как бритвой. Поэтому выбирался аккуратно, внутри-то дышать было трудно из-за дыма. А у меня же с собой ни кислородной маски, ни скафандра, только полетный костюм и легкие тапочки.

К счастью, меня заметили с пролетавшего гражданского самолета, передали координаты спасателям. Они прибыли часа через полтора. Все это время я грелся у спускового аппарата, обратно уже не залезал…

Выходной.

О цене

— Вы, Борис Валентинович, полетели почти через восемь лет после Гагарина, но, получается, легче или проще освоение космоса не стало?

— Вряд ли нужно сравнивать. Юра — первопроходец, этим все сказано. Он не знал, что его ждет. Никто не знал…

А каждый новый старт обогащал нас бесценным опытом. Скажем, вторым советским космонавтом стал Герман Титов, в августе 1961 года он провел на орбите чуть более суток. По нынешним меркам, недолго, но тогда полет считался длительным. Герман столкнулся с тем, что из-за невесомости вестибулярный аппарат работал иначе, кровь приливала к голове. Чем-то похоже на морскую болезнь, сильную качку. И реакция организма такая же. Это состояние совершенно вымотало Титова.

Со временем нашли способ бороться с проблемой. Конечно, и тошнота, и одутловатость лица никуда не делись, но удалось решить главное — кровенаполнение головы не приводило к серьезным последствиям для здоровья космонавтов после их возвращения на Землю.

И отбор кандидатов проводился с учетом нового знания.

Был такой лётчик-испытатель Анатолий Левченко, его готовили для полета на челноке «Буран». Вероятно, в свое время он получил травму головы, но информации не придали значения. Он на семь суток слетал в космос на «Союзе-ТМ4», благополучно вернулся и продолжил подготовку к старту «Бурана». Но вскоре Левченко стал жаловаться на сильные головные боли. Его обследовали и обнаружили небольшую опухоль. Возможно, ее появление спровоцировало кровенаполнение в невесомости. Провели трепанацию черепа, сделали операцию. Увы, не помогло. Через восемь месяцев после полета Анатолий погиб. Умер.

Хороший был парень. И летчик опытный, к подготовке очень серьёзно относился…

Советские космонавты, члены экипажа космического корабля «Союз-21» Борис Валентинович Волынов (справа) и Виталий Михайлович Жолобов.

— Дорогая цена за знания.

— Да, порой учились на ошибках. Но, повторю, каждый полет давал нам новую важную информацию.

Моя вторая экспедиция продолжалась 49 суток. Планировалось, что мы с Виталием Жолобовым дольше пробудем на орбите, однако на сорок вторые сутки случилась мощная авария.

Станция в буквальном смысле выключилась, наступила полная тишина. До звона в ушах. До сих пор ее слышу, она сидит во мне. Жуткое состояние! Наверное, ничего страшнее не испытывал в жизни. Абсолютная темнота и тишина. Все приборы замерли, воздух не подавался, поскольку регенераторы не работают без электропитания. Мы поедали находившийся внутри станции кислород и понимали: с каждым мгновением он убывает, а новому поступать неоткуда. Через несколько часов неполадки удалось устранить, подача электроэнергии возобновилась, но чувства мы испытали не самые приятные. Полет выдался трудный.

Потом на Земле разбирались в причинах поломки, чтобы она впредь не повторилась.

О выборе

— Академик Черток рассказывал, что при сходе с орбиты «Востока-1» с Гагариным тормозной двигатель отключился досрочно, выдав импульс на четыре метра в секунду меньше необходимого. В результате корабль стал вращаться по трем осям, отделение спускаемого аппарата произошло не по штатной программе и намного позже запланированного времени. Наверное, эти десять минут оказались самыми трудными для Юрия Алексеевича, все могло закончиться печально (об этом на стр. 29 — Ред.).

Описание похоже на ваш рассказ о первом приземлении. Выходит, выводы из полета Гагарина сделаны не были?

— Вы опять пытаетесь сравнивать кислое с холодным… В корне ошибочное рассуждение. Как бы вам популярно объяснить? «Восток» — это шарик спускаемого аппарата и приборный отсек. Корабль «Союз» совсем другой, гораздо более сложный.

Могу перечислить по пунктам. Во-первых, аэродинамика иная. Абсолютно. Во-вторых, схемы разделения тоже заметно различаются. И, в-третьих, на «Востоке» стоял двигатель одноразового включения. А для состыковки двух кораблей нам надо было деформировать орбиту, а значит, несколько раз включить двигатель.

Но главное, наверное, даже не это. Юра рисковал, как никто другой. Первый шаг — самый трудный. Мы с вами уже говорили об этом.

— Почему, на ваш взгляд, выбрали именно Гагарина?

— Скорее всего, причина в характере Юры. Он был хорошим человеком, честным, открытым, надежным.

Помню, как нас собрал Сергей Павлович Королёв. Позвал всю группу из двадцати человек, тогда она еще называлась не отрядом космонавтов, а воинской частью 26266. Беседовал, смотрел, решал, кому лететь первым. Королев хорошо понимал людей, разбирался в них. Он ведь многое повидал на своем веку, был репрессирован, мыл золото на колымском прииске, чудом выжил, попал в специальное конструкторское бюро, так называемую «шарашку», к другому гению Андрею Туполеву. Их еще называли ГИРД — группа инженеров, работающих даром…

Королев и сделал выбор в пользу Гагарина. Рассмотрел в нем что-то особенное. И не ошибся.

— А вы это видели?

— Расскажу маленькую, но весьма характерную историю, свидетелем которой был.

Как-то мы с Юрой поехали на охоту, я — за рулем, он сидел рядом. Днем побродили по лесу, а вечером собрались большой компанией. Там оказались люди разных профессий, завязалась беседа. Гагарин быстро входил в любой коллектив, становился в нем своим. Сидели, разговаривали, его расспрашивали, он отвечал, все выпивали, закусывали, словом, обычная расслабленная атмосфера, как часто бывает за столом.

Трапеза закончилась, народ стал расходиться. Мы с Юрой спустились с крыльца, пошли к машине, чтобы ехать в Звездный городок. Он оглянулся, убедился, что никто нас не слышит, и спросил: «Боря, а печенка-то вкусная была?». Оказывается, Гагарин остался голодным! За расспросами он не успел перекусить, а сказать, мол, подождите, дайте поесть, постеснялся. В результате доедал в машине то, что мы прихватили с собой утром из дома…

Представляете? Меня этот эпизод буквально ошеломил. Я, наверное, не удержался бы, что-нибудь взял пожевать. А он разговаривал, шутил, анекдоты рассказывал, со всеми общался и ни крошки в рот не положил. И никому в голову не пришло предложить…

— Юрий Алексеевич сильно изменился после полёта?

— Он стал общественной фигурой, сейчас сказали бы, звездой мирового масштаба. Его популярность ни с чем нельзя сравнить. Вот вы с английской королевой за одним столом сидели? Нет. И я тоже. А Юра сидел и вел себя абсолютно спокойно, раскованно. Он и там смог остаться простым, живым и естественным.

Изначально Елизавета не планировала устраивать прием в его честь, это не предусматривал протокол, но англичане так радушно принимали первого космонавта Земли, что у монаршей особы не оставалось выбора.

Королева подарила Гагарину прогулочный катер из красного дерева. Потом мы не раз гоняли на нем по водохранилищу. Как-то даже заночевали.

Из Франции Юра привез машину Matrе. Однажды решили с ветерком прокатиться на ней в академию Жуковского. А это низкий двухместный автомобиль, рассчитанный на ровные европейские шоссе, а не на тогдашние подмосковные ухабы. Вот ехали мы и на каждой кочке привставали, чтобы пятую точку не отбить…

После пары поездок Юра поставил «француженку» в гараж, на «Волге» было ездить лучше и надежнее.

Французская Matrе хороша для фотосессий, но не слишком уверенно чувствовала себя на подмосковных ухабах.

О соседстве

— Понимаю, вопрос умозрительный, и все же: если бы Гагарин дожил до сегодняшнего дня…

— Многое было бы иначе. Очень многое. Уверен!

Юра очень хотел полететь еще раз. Что называется, распробовать.

Я прекрасно понимал его, поскольку сам очень долго оставался в резерве. Большинство членов нашего первого отряда уже стали полноценными космонавтами, а я еще только тренировался, без конца сдавал экзамены… Знаете, как говорят? Нет ничего хуже, чем ждать и догонять.

Гагарин с июня 1966 года проходил подготовку по программе «Союз», был назначен дублером Володи Комарова, чей полет в апреле 1967-го завершился трагедией. А в марте следующего года не стало и Юры…

— А что вы имели в виду, говоря, мол, при нем все сложилось бы по-другому?

— Простой пример. В центре Звездного городка стоят две блочные пятиэтажки-хрущевки. Сами понимаете, красоты они не добавляют. В Москве их пускают сейчас под снос по программе реновации, а в свое время такими убогими зданиями представители Министерства обороны СССР хотели заставить весь наш поселок.

Юра узнал и возмутился, однако до высокого начальства даже первый космонавт Земли не сразу сумел добраться. Пока он бегал по инстанциям и доказывал, что так строить нельзя, две коробки успели собрать. Но авторитет у Гагарина был огромный, конечно, к его словам прислушались. Остальные дома в Звездном городке возведены из кирпича, как надо.

В этом весь Гагарин. Он в любые проблемы влезал, для него не существовало мелочей, он подходил ко всему основательно, как Королев. Они были дружны. И, к сожалению, оба рано ушли. Несправедливо рано…

Кстати, раз уж речь о строительстве, поделюсь еще одним воспоминанием.

Накануне Нового 1966 года Сергей Павлович приехал в Звездный, чтобы поздравить отряд космонавтов с наступающим праздником. Мы встретились, поговорили, а потом Королев захотел посмотреть на дом №2, где нам предстояло жить.

Стройка еще продолжалась, лифт не работал, вокруг валялись мешки с цементом, с потолка свисали провода, торчала какая-то арматура.

Наверх поднимались пешком. Впереди шел Гагарин, потом Королев, еще несколько человек, а в хвосте — я с Тамарой. Дошли до шестого этажа. Юрий решил показать свою будущую квартиру. Сергей Павлович внимательно всё осмотрел, похвалил планировку комнат. Затем спросил: «А сосед у тебя кто?» Гагарин кивнул в мою сторону: «Да вот Борис. Мы даже решили перегородку на балконе снять, будем в гости друг к другу ходить. Столик поставим, холодильник маленький. Всё, как у людей…»

Действительно, жили мы дружно. Из заграничных поездок Гагарин привозил подарки нашим детям: сыну — наборы для моделирования, дочке — кукол. Из Японии не поленился притащить телевизор, по которому мы потом смотрели хоккейные матчи.

Когда Юрия не стало, моя Тамара старалась поддержать Валю, его жену…

Юрий и Валентина. Фото: РИА Новости

О легенде

— Почему Валентина Ивановна не давала интервью?

— Она никогда не объясняла, но я сам все понял после какого-то мероприятия, на которое ее пригласили. Собравшиеся рассказывали о Юрии Алексеевиче, демонстрировали фотографии на большом экране, просили выступить Валю… Я видел, как ей трудно в этом участвовать. Домой она вернулась буквально без сил, плохо себя почувствовала, потом долго не могла восстановиться, на это понадобилась не одна неделя.

Люди разные. Юра всегда был общительным, открытым. А у Вали другой характер, она не переносила публичность, тратила много эмоций, переживала. Поэтому сторонилась чужих людей, в незнакомой компании чувствовала себя зажато, замыкалась. Но это не распространялось на тех, кого хорошо знала.

Такой штрих. Звонок в дверь. Тамара открывает дверь, я выглядываю из кухни в спортивном костюме. Обычный день, никого в гости не ждем. Заходит Валентина с цветами, в руках какая-то коробочка-подарок. Сделала три или четыре шага вглубь коридора, остановилась и молчит. Тамара спрашивает: «Валюш, смотрю, ты с букетом…» Она и говорит: «Сегодня день Бориного старта. А вы забыли!»

Звездный городок. Гагаринский дом № 2, напротив которого стоит памятник первому космонавту. Фото: Владимир Нордвик

Действительно, у космонавтов есть традиция отмечать годовщину начала каждой экспедиции, но мы закрутились в повседневных заботах и упустили. А Валя напомнила.

Она правильным человеком была. До самого конца.

Расскажу о последней нашей встрече в марте 2020-го.

Опять звонок в дверь — долгий, настойчивый. Сын побежал открывать, я вышел из кабинета и увидел прислонившуюся к косяку Валю. Она вдруг стала медленно оседать на пол, терять сознание. Андрей только и успел подставить руки. Он у меня здоровый, крепкий мужик, 62 года. Подхватил Гагарину и стоит: «Пап! Что делать?»

Я скомандовал: «Неси на диван». А сам — к телефону, «скорую» вызывать. Врачи примчались быстро, но на месте ничего не смогли сделать, отвезли Валентину в 83-ю клинику. Всё, больше мы не виделись…

— А как вы узнали о гибели Юрия Алексеевича?

— Я находился в Звездном городке. Не хотелось верить…

— Для всех Гагарин — легенда, а для вас, Борис Валентинович?

— Близкий человек. Как был им, так и остается.

— Памятник, который стоит перед вашим домом №2, похож на него?

— Нет. Абсолютно нет. Мне он не нравится. Уже говорил об этом. Не слушают. Будь моя воля, собрал бы деньги и заставил переделать. Это не Гагарин, а каменный истукан. Юра другой — живой и настоящий…

Звездный городок — Москва.

Поразительная карьера Героя России Валерия Токарева в космосе и на Земле — Российская газета

Валерий Токарев в 1999 году провел девять суток в составе экипажа американского шаттла Dis-covery STS-96, в 2005-2006 годах сто восемьдесят девять суток командовал нашим «Союзом ТМА-7».

Вернувшись на Землю, дважды избирался в исполнительные органы власти: в 2008-м стал главой Ростовского района Ярославской области, а в 2013-м — мэром Звездного городка.

Космонавты-депутаты были и есть. Космонавты-градоначальники до Токарева не встречались…

… и в открытом космосе.

О навозе

— Что сложнее — летать в космос или управлять городом на Земле, Валерий Иванович?

— Ну, строго говоря, я возглавлял не город, а городок…

— Зато — Звездный.

— Это правда, он такой один…

Никогда не скрывал: мне проще подняться в небо на любом летательном аппарате, нежели руководить кем-то из кабинета.

— Википедия пишет, у вас на счету сорок четыре типа освоенных самолетов и вертолетов.

— Устаревшая информация. Уже пятьдесят шесть. Постоянно что-то добавляется. Из сравнительно нового — «Борей», так называемый ultralight, сверхлегкий самолет…

— Возрастные ограничения в авиации существуют? Все-таки 29 октября вам исполнилось 69 лет. Как говорится, не мальчик, но муж.

— Рамок никто не ставит. Главный критерий — здоровье.

Я же не занимаюсь коммерческими перевозками. Это по нормам ИКАО командир корабля, перевозящего пассажиров, должен быть не старше 65 лет. Потом его пересаживают в правое кресло для второго пилота.

— А у военных?

— И у летчиков-испытателей нет потолка, тоже все решают медкомиссия и твои физические кондиции.

Поймите, я ведь не просто сел в кабину и полетел. Есть четкие правила, регламентированный набор требований. Авиация — не шутки. В ней за ошибки платят жизнями.

— Подсчитывали когда-нибудь, сколько часов налетали?

— Давно бросил. Да и как считать? Космические полеты включать? Там речь не о часах, а о сутках…

С самолетами тоже арифметика разная. Скажем, в гражданской авиации налет ведут с момента запуска двигателя, а военные хронометрируют время от взлета и до посадки.

На самом деле, важно не количество часов, проведенных за штурвалом. Мы называем это не налетом, а, извините, навозом. Когда работает автопилот, экипаж, понятно, осуществляет радиосвязь, контролирует параметры полета, но не управляет лайнером, как это было бы в ручном режиме. Чувствуете разницу? На современных гражданских лайнерах стимулируют использование автопилота. А вот на маленьких самолетах, где гораздо меньше пилотажных и навигационных приборов, приходится летать на руках…

— Но военные ведь не применяют автопилот?

— Почему? Очень даже. Все бомбардировщики, транспортная авиация, а сейчас и истребители. Приборы называются иначе: САУ — системы автоматического управления, но суть та же. Не нужно держаться за ручку штурвала, можно выполнять запрограммированный полет.

Завершая ответ на вопрос, скажу, что, на мой взгляд, считать надо не часы в воздухе, а число взлетов и посадок. У меня случалось по десять — пятнадцать за день, когда проводил испытания палубной авиации.

«Строго говоря, я возглавлял не город, а городок…»

О Звездном

— При этом настаиваете, что управлять городским хозяйством сложнее?

— Там — техника, тут — люди. А они разные. И многие проблемы не решить за срок полномочий мэра или главы района. Пока вникнешь, привлечешь какие-то финансы, аккумулируешь средства, начнешь делать, оказывается, твое время уже вышло.

Безусловно, кое-что удалось, хотя это был тяжелый период для Звездного, переход от военной системы к гражданскому управлению. Единое хозяйство разделили, инфраструктуру разрезали, часть отошла территориальным органам, другая — с котельной, водозабором — осталась за «Роскосмосом» …

У всех свои интересы, заложниками же оказались люди. В Звездном лет тридцать не строили жилье, со времен Советского Союза. Представьте обеспеченность квартирами и очередь из желающих. И это на фоне недостатка финансирования и отсутствия собственных доходов…

«Строго говоря, я возглавлял не город, а городок…»

— А если экскурсиями зарабатывать?

— Их организовать не так просто, каждую надо согласовывать с Москвой. Да и что показывать? Даже созданный по инициативе Юрия Гагарина музей, куда многие космонавты отдавали личные вещи, не оформлен юридически. Он же находился на территории войсковой части, и «Роскосмос» говорит, мол, это все его… Тяжбы не окончены до сих пор.

А проблемы ЖКХ? Ремонты не проводились с девяностых годов прошлого века. Давно все копилось. Вот и пришлось начинать с дорог, тепла, водоснабжения. Меня выбрали под осенне-зимний период, решал самое неотложное, а потом уже думал о создании комфортной среды…

— Хлопотное вам хозяйство досталось, Валерий Иванович.

— О чем и толкую! Острые вопросы, с которыми столкнулся, можно бесконечно перечислять…

— А вы когда в Звездном прописались?

— В 1994 году получил жилье от Минобороны. В тот момент я был космонавтом-испытателем, готовился к полету на челноке «Буран». Потом программу закрыли, но трехкомнатную квартиру в панельном доме нам все же дали. Заселились вчетвером: мы с женой и двое детей — Оля и Ваня.

Там я и живу до сих пор.

У мэра Токарева длинная должность: глава городского округа — председатель Совета депутатов городского округа Звездный городок Московской области. Фото: из личного архива

О мечте

— Вы ведь родом из Капустина Яра?

— Да, так судьба распорядилась, что появился на свет в военном городке первого в СССР ракетного полигона. Правда, прожил там совсем недолго, два с половиной года.

Мой отец был офицером, служил в инженерно-саперном батальоне. Едва исполнилось восемнадцать лет, его призвали в армию. В феврале 1944-го попал на фронт, успел повоевать на Воронежском, получил медаль «За отвагу», другие награды. После войны служил в Капустином Яру, ушел в отставку старшим лейтенантом, угодив в середине пятидесятых годов под хрущевское сокращение.

Ну мы и уехали в Ярославскую область, где жила бабушка по маминой линии.

А на малую родину я вернулся, став уже летчиком первого класса и заместителем командира эскадрильи. Хотел летать на всех типах самолетов, а такая возможность есть только у испытателей. Для этого надо было поступить в центр подготовки в Ахтубинске, который находится в пятидесяти километрах от Капустина Яра…

— Небо — ваш собственный выбор?

— С детства мечтал стать военным летчиком. Книжки об этом читал, фильмы смотрел. Чкалов, Кожедуб, Покрышкин — вот герои, на которых равнялся. Помню, в третьем классе заявил маме, что вырасту и буду летать…

Ростов Великий, малая родина космонавта. Фото: РИА Новости

— Как она отреагировала?

— Поддерживала… В военное училище брали после окончания средней школы, а у нас в селе была лишь восьмилетка, поэтому доучивался уже в Ростове Великом, уехал к бабушке. Жили мы в части покосившейся избушки, по сути, небольшой пристройке из комнаты и кухни. Я спал на диване под образами. Бабушка была глубоко верующим человеком, царствие ей небесное…

В школу пошел в шесть лет и, как легко сосчитать, десять классов окончил в шестнадцать. В училища принимали с семнадцати, но в военкомате, куда пришел, никто не обратил внимания на это обстоятельство. Я хотел попасть именно в летное истребительное училище, поначалу направляли в инженерно-техническое в Ачинске, и я проявил настойчивость… Прошел строгую медкомиссию, на которой многих отсеяли, и поехал в Армавир. До Ярославля провожала мама, а там уже сел в поезд с другими ребятами и — вперед.

На месте выяснилось, что руководство Минобороны решило сформировать еще одно истребительное училище летчиков и штурманов в Ставрополе. Тех, кто сдал экзамены и прошел конкурсный отбор, построили на плацу и… разделили пополам.

Я оказался в той половине, которую погрузили на тягачи и отправили по новому адресу. Мы создавали училище, что называется, с нуля. И вагоны разгружали, и быт обустраивали. Нормально!

После окончания учебы меня откомандировали к месту службы — в истребительный авиаполк в Оренбургской области. Аэродром находился на сто километров южнее Орска у границы с Казахстаном.

Летал на Су-9, потом на МиГ-23. Быстро стал летчиком-истребителем первого класса, замкомэска. Молодой, перспективный… Уже подготовили представление на командира эскадрильи. Казалось бы, карьера прекрасно складывалась, но я хотел осваивать новую технику. Выше, дальше, быстрее! А меня не отпускали. Командира полка понять можно: зачем ему терять боевой штык?

Пришлось пойти на хитрость…

Валерий, Ирина и Ваня Токаревы в Америке..

О семье

— Какую?

— Взял отпуск, но поехал не куда-то к морю, а в Ахтубинск, где находился ГЛИЦ — летно-испытательный центр Минобороны имени Чкалова.

По Советскому Союзу было много таких же молодых пилотов, как я, мечтавших стать испытателями. Это же «сливки», элита летного состава, именно там можно достичь пика совершенствования, проверяя в воздухе разные типы самолетов.

В Ахтубинск рвались тысячи, а попадали туда избранные.

У меня же на руках не было даже направления. Я ведь не получил в части согласия и разрешения…

Приехал, познакомился с местными летчиками, стал думать, как попасть на территорию полигона. Это режимный объект, через проходную без пропуска никто не пустит. Мало ли, какой-то капитан из-под Орска…

Надо понимать, что в восьмидесятые годы военная авиация в СССР находилась на подъеме. Мы догнали американцев, ни в чем им не уступали. Уже прошли испытания Су-17, Су-24, Су-25, МиГ-25, на подходе было новое, четвертое поколение многоцелевых истребителей — Су-27 и МиГ-29…

Опускаю лишние подробности. В итоге я добился своего, попав на собеседование в ГЛИЦ, хотя конкурс был огромный — шесть летчиков-испытателей на место. И это среди официально вызванных в Ахтубинск, многие соискатели отсеивались еще на этапе подачи документов. Говорю же, конкуренция высочайшая!

Я справился с задачей, меня зачислили в центр и приказом из Москвы откомандировали в Ахтубинск.

— А что ваш командир полка?

— Куда ему было деваться, если вышел приказ о моем переводе за подписями двух главкомов — Военно-воздушных сил и Войск противовоздушной обороны?

— Это какой год?

— Поступил я в 1981-м, выпуск был в следующем. Мне тогда исполнилось тридцать лет.

— Уже обзавелись семьей?

— Ирина, жена, родом из Ростова. Мы учились в одной школе, правда, она почти на три года младше. Познакомились на ее выпускном вечере. Я приехал из Ставрополя, зашел в школу и встретил… судьбу.

Расписались через несколько лет, когда уже был старшим лейтенантом, служил на Южном Урале. Ира работала экскурсоводом в краеведческом музее Ростова Великого.

Старшая дочка Оля — тоже ростовчанка, а сын Ваня появился на свет в Крыму, куда меня направили после окончания с отличием учебы в Ахтубинске. Честно говоря, рассчитывал остаться в центре подготовки, там было много интересной работы, но из Феодосии приехал генерал Колков и сказал, что ему нужны сильные летчики для испытаний палубной авиации в интересах Военно-морского флота.

На вооружении тогда стояли базировавшиеся на тяжелых авианесущих крейсерах штурмовики Як-38, мы же, по сути, с нуля начали испытывать самолеты трамплинного взлета и аэрофинишерной посадки МиГ-29К и Су-27К.

— Получается, вас переманили?

— Согласия никто не спрашивал, это правда. Поставили перед фактом.

Так я попал в поселок Кировское, что километрах в тридцати от Феодосии.

Там в 1987 году сын и родился.

Палубный штурмовик вертикального взлета ЯК-38. Фото: ТАСС

О катапультировании

— Случались у вас ситуации, что называется, с риском для жизни?

— Куда без них?

Як-38 — весьма аварийный самолет. Пожалуй, другого такого не было в истории отечественной авиации. Он тяжело давался летчикам для переучивания. Много народу погибло на нем. Да и с точки зрения боевых характеристик машина спорная…

— А у вас что произошло?

— Катапультировался…

Ждете подробного рассказа? Не самые приятные воспоминания, говоря откровенно.

В общем, я экстренно покинул самолет на малой высоте. Як-38 перевернулся и врезался в землю.

— Сколько у вас оставалось времени на принятие решения?

— Спасла электромеханическая система катапультирования — СКЭМ. Секундой ранее успел включить ее, щелкнул тумблером, и… Не раз случалось, когда у летчика не было даже мгновения, чтобы среагировать. На кресле К-36 находятся две ручки-держки, их нужно сжать, потянуть на себя, тогда и произойдет выстрел катапульты.

А при отрицательной перегрузке, когда тебя крутит из стороны в сторону, зачастую хватаешься не за то. Так погиб подполковник Белокопытов. Буквально рядом с аэродромом. Он дернул что-то, думая про держку, но захватил не ее, а жгут батареи питания. Тот на ощупь похож на ручку. Белокопытов потянул на себя, а потом времени на исправление ошибки не было. Малая высота, полторы секунды до столкновения с землей… Вот и всё.

— А если самолет развернуло кабиной вниз, как катапультироваться?

— Запас высоты нужен. Но и система сделана по-умному. Если угол крена быстро увеличивается, тангаж превышает допустимый, тебя выстреливает принудительно, не дожидаясь, пока сам потянешь за ручку…

— У вас так и было?

— Именно! Система сработала автоматически. Катапультировала через не отброшенный фонарь.

— Головой его вышибали?

— Есть специально предусмотренный конструкцией заголовник. Там два мощных шипа, они и разбивают. Система спеленывает летчика, подтягивает руки-ноги, чтобы тот не переломал кости при выстреле. От удара ведь и ботинки с часами слетают…

Срабатывают ограничители и фиксируют пилота. Синяки, конечно, остаются, но это мелочи, издержки.

На Международной космической станции.

О времени

— У вас обошлось без травм, Валерий Иванович?

— Получил сдвиг позвоночника, поскольку не успел принять изготовочную позу.

— Госпиталь?

— Обязательно. К счастью, позвонок съехал не сразу. Все-таки я тренированный, прошел комиссию…

А потом чувствую: спина-то болит. Ведь при катапультировании в момент вывода из кабины перегрузка достигает двадцати единиц.

— А на какую высоту выстреливает катапульта?

— Ее называют необходимой для срабатывания парашюта. В моем случае — сто пятьдесят метров. Система учитывает угловую скорость и крен. Меня выбросило по наклонной, реактивный двигатель сработал. Я продолжал спускаться, а самолет уже горел на земле. Вернее, до раскрытия парашюта увидел, что Як-38 взорвался…

— Дурацкий вопрос: что испытываешь в такой момент?

— В самолете интуитивно почувствовал: происходит что-то не то…

Словно замедление времени. Потом прокручивал в голове и думал, как же я успел за секунду включить тумблер СКЭМ? Следом — выстреливание, светофильтр закрывает лицо, я еще на пороховом ускорителе, а внизу уже пылает упавший самолет…

Такая рапидная картинка. Как в кино… Рассказываю гораздо дольше, чем все происходило в жизни.

Стресс! Самолет не слушался команд, техника не реагировала, я потянул ручку, а дальше без вариантов: либо система сработает, либо ты на этом заканчиваешь жизненный путь.

— Испугаться успели?

— Нет, но мысленно произнес слово, которое не будем сейчас повторять.

— Догадываюсь, какое.

— Вот именно…

Валерий Токарев в 1999 году провел 9 суток в составе экипажа американского шаттла Discovery STS-96, в 2005-2006 годах 189 суток командовал нашим «Союзом ТМА-7». Вернувшись на Землю, дважды избирался в исполнительные органы власти. Космонавты-депутаты были и есть. Космонавты-градоначальники до Токарева не встречались Фото: Пресс-служба РВИО

О присяге

— А потом? Как опять садиться в этот злополучный Як-38?

— Летать — моя работа. Я прошел медкомиссию и вернулся в небо. Желание подниматься в воздух никуда не пропало. В испытатели я ведь рвался сознательно, понимал, что риск является частью профессии. Вот если повторно катапультируешься, тогда могут спросить: не пора ли тебе поменять занятие, дружище?

А первый раз — это для опыта.

— Спину вылечили?

— До сих пор держу мышечный тонус. Это необходимо. В Ахтубинске был хороший хирург, он говорил: Валера, никто тебе не поможет, никакие лекарства и таблетки. Главное — мышцы, чтобы спина работала без нарушения функции. У меня пятый поясничный позвонок съехал с места. Это называется спондилолистез.

— В 1988-м вы решили пойти в космонавты. Чего вам не хватало?

— Да вроде все шло хорошо. Оперился, приобрел опыт, летная карьера складывалась удачно. И тут объявили набор в космическую программу. Мне тоже предложили: мол, давай, если хочешь. Подходишь и по возрасту, и по остальным характеристикам.

Ну я и подал рапорт. Прошел медкомиссию, сдал тесты, приступил к занятиям в Звездном городке в ЦПК имени Гагарина.

Общекосмическую подготовку завершил весной 1991-го, 5 апреля того же года стал космонавтом-испытателем, но тут в одночасье развалилась страна…

Крым, в котором продолжал служить, остался в составе Украины. И сразу понеслось: принимайте присягу на верность Незалежной, озолотим вас, генеральские погоны каждому выдадим, зарплату будем в долларах платить… Соловьями заливались!

Хорошо помню эпизод. Я только-только прилетел в командировку в Жуковский. Вдруг звонит командир моей части, такой же полковник и летчик-испытатель, как я. Говорит: мы провели офицерское собрание и решили перейти на сторону Украины. Будем летать и жить, как раньше. Спрашивает: ты с нами? Соглашайся!

Ну я и ответил: «Белены объелся, Вить, совсем сдурел, что ли? Предлагаешь Родине изменить?! Да пошел ты!..»

В общем, разговор не сложился…

— Это был командир полка?

— Да, из Кировского.

Я закончил дела в Подмосковье, вернулся в Крым и узнал, что управление из Феодосии, оказывается, тоже успело в полном составе присягнуть киевским властям.

Многие тогда переметнулись. Тех же, кто отказался служить Украине, сняли со всех видов довольствия, отстранили от полетов. Из нашей части в Россию уехали четверо офицеров — Саня Раевский, царствие ему небесное, Слава Петруша из истребительной эскадрильи, Геннадий Паршин из транспортной и я. Погрузились в мои «жигули» и укатили в Ахтубинск.

Валерий Токарев и сегодня по первому зову летит в экспедиции. Фото: РИА Новости

О выборе

— Что жена вам сказала?

— Я объяснил ей: присягу дают раз в жизни. Тут не может быть вариантов и компромиссов. Ира ответила: «Твое решение». Не скрою, с бытовой точки зрения шаг был не самым простым: маленький сын, дочь учится в местной школе, служебная двухкомнатная квартира. Да и Ахтубинск — не Феодосия…

Наверное, так происходило и в Гражданскую войну: одни срывали царские погоны и уходили к красным, другие шли в белое движение… Если бы офицерское собрание в Кировском проголосовало, что нет, присяге не изменяем, полк остается российским, думаю, так и произошло бы. Но командирам пообещали какие-то блага, и они быстренько клюнули на наживку…

— Сулили-то что?

— Кто-то получил украинского генерала…

Самое неприятное, что Россия простила чистейшее предательство. После выхода в запас они вернулись сюда, получают нашу пенсию. Как-то неправильно это…

— Полк остался тогда в Кировском?

— И личный состав, и самолеты. В Кировском находился единственный опытный образец палубного истребителя Су-27К. Меня сразу отстранили от полетов, опасаясь, как бы не перегнал его в Россию. Потом украинцы продали самолет в Китай. Те получили технологию, на основании которой делали свою палубную авиацию. На Су-27К стоял самый современный на тот момент двигатель…

Считаю, нашей стране был нанесен колоссальный ущерб.

— А по вашей карьере отъезд из Крыма ударил?

— В Ахтубинске я пришел на должность старшего летчика-испытателя. Формально ничего не потерял, но понимал, что можно было избежать перехода моих коллег под чужие знамена.

К примеру, в Гвардейском под Симферополем стоял истребительный авиаполк. Командир не пустил украинских эмиссаров на территорию, закрыв периметр комендантским взводом. Потом провел офицерское собрание. Спросил: «Кто готов изменить Родине, выйти из строя». Несколько человек шагнули. «Сдать личное оружие и документы. Марш за проходную! Больше вы здесь не служите. Свободны!»

И полк остался российским, ушел под Черноморский флот.

Понимаете, и в Кировском выход был…

Тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов».

О мотивации

— В Ахтубинске вам дали жилье?

— Пришлось жить в служебной гостинице. Три года. Ну, ничего страшного.

— Вчетвером?

— Ирина с детьми уехала к родне в Ростов. Оле и Ване надо было учиться, ходить в школу, а квартира в Ахтубинске не предвиделась. Поэтому так и встречались — урывками. Когда летел в командировку в Москву, обязательно старался навестить семью.

А в 1994-м нам уже выделили жилье в Звездном…

— Но через два года вашу космическую группу при центре имени Чкалова расформировали…

— Да, приказом главкома. Сначала перестали финансировать программу по «Бурану», но еще оставались другие авиационно-космические проекты, к которым мы, собственно, и готовились. А параллельно продолжали летать на новых самолетах, находясь в штате центра. Моя должность называлась длинно — командир группы космонавтов-испытателей, старший летчик-испытатель.

В конце 1996-го собрал группу и говорю: «Вот приказ, нас сокращают. Надо выбирать, каждый решает сам».

— А какая альтернатива?

— Остаться летчиками-испытателями в ГЛИЦе либо перейти в Центр подготовки космонавтов и уже там готовиться к полетам на «Союзе». А мы-то все полковники, люди в возрасте, в районе сорока лет — плюс-минус… Ведь что такое переход? Снова садиться за парту, начинать, по сути, с нуля, становиться кандидатом, претендентом — с жесткой медкомиссией, экзаменами и прочими испытаниями…

Словом, мужики подумали и отказались, остались на летно-испытательной работе. Кто-то вообще ушел в гражданскую авиацию.

А я решил идти до конца. Единственный из нашей пятерки.

— Почему? Ваша мотивация?

— Ну, я ведь хотел стать космонавтом, но программу закрыли, страна развалилась… Да, вина не моя, тем не менее не реализовался-то я. Посчитал, что надо попробовать, пока остается шанс.

— Что в этот раз сказала вам жена?

— Честно говоря, ругала. Летчиком-испытателем я получал больше денег, чем в ЦПК имени Гагарина. Пришел туда полковником, но на должность с фиксированным окладом и без доплат за полеты. Потерял процентов тридцать-сорок.

Кроме того, в Чкаловском у меня были и коммерческие рейсы. Это отдельная песня! К нам на аэродром пришел американский Gulfstream. Как сейчас сказали бы, бизнес-джет, а тогда — первый и единственный частный реактивный самолет в России. Его купила «Сибнефть». Gulfstream требовалось как бы проверить в наших условиях. На самом деле это были не испытания, а перевозки руководства компании.

Мы летали в Ноябрьск, Омск, что гарантировало дополнительный заработок. Основную зарплату тогда часто задерживали, здесь же платили сразу. Полет выполнил и получил свое…

— В валюте?

— Рублями, рублями. По нормативу…

— И долго вы так летали?

— Пару лет. Вот моя Ирина и расстроилась, когда перешел в Центр подготовки космонавтов, где было не до коммерческих полетов…

Здравствуй, Земля! Фото: Роскосмос

Об Америке

— Опять пошли в ученики.

— Ну да, погнался за журавлем в небе. Никто ведь не давал гарантию, что полечу в космос. ЦПК тогда командовал Климук, он не хотел меня брать. Дескать, старый. Я дождался, когда Петр уйдет в отпуск, пришел к его заму по летной подготовке Юрию Глазкову, говорю: «Это мой последний шанс пройти в космонавты». Тот согласился: «Ладно, если медкомиссия пропустит, поговорим».

Я и врачей прошел, и экзамены сдал хорошо. После этого деваться было некуда, только зачислять меня в отряд. Это случилось в 1997-м. А уже через два года я полетел на американском шаттле Discovery.

В экипаж меня ввели за шесть месяцев до старта вместо другого космонавта — Юрия Маленченко. Сказали: «Успеешь подготовиться — полетишь. А если нет, ну, извини». Я постарался…

— Английский язык знали?

— Всю жизнь учил немецкий. English осваивал уже в Америке. С утра до ночи ходил с наушниками. Слушал, запоминал…

И постепенно заговорил, потом успешно сдал экзамены.

— Где готовились к полету?

— В Хьюстоне. Johnson Space Center.

Ощущал постоянный цейтнот, понимал: бежать надо резво, чтобы догнать других и не отстать. Не давал себе продыху, не мог ударить лицом в грязь, все-таки не мальчик, полковник ВВС, летчик-испытатель. Не имел права подвести коллег и свою страну.

— Вы были единственным русским в экипаже?

— Да, кроме меня еще гражданка Канады и пять американских астронавтов.

— Чем запомнился полет?

— Подготовка шла интенсивная, было важно влиться в команду. Кажется, мне удалось. Еще до старта показал свои умения, когда стал активно летать на их самолетах Т-38…

— Что за машина?

— Многоцелевой истребитель F-5Е, только со снятым вооружением. В NASA его используют для тренировок. Я без проблем сдал зачеты, сел за штурвал. Среди астронавтов были опытные летчики, пришедшие из Navy и Air Force. Мы быстро нашли общий язык…

Как-то предлагают: а покажи-ка нам характеристики сваливания. Отвечаю: сейчас. Они посмотрели и… пригласили вместе пиво попить. Я понял, что по профессиональным качествам вошел в этот коллектив, меня признали за равного.

Новогодняя фотосессия на борту МКС (справа астронавт Уильям С. Макартур). Фото: Роскосмос

О власти

— Поддерживаете отношения с экипажем?

— Со всеми, с кем летал, но особенно — с Уильямом Макартуром. Фактически мы сто девяносто суток провели вдвоем на орбите. Это была моя вторая экспедиция на МКС. Она получилась напряженной, сложной, хотя и вполне успешной. Справились со всеми задачами, в открытый космос выходили…

— Вам Звезду Героя России когда дали?

— В 2000 году.

— Получается, после первого полета.

— Представление писали еще на палубного летчика. Наградили по совокупности — за космос и испытания авиационной техники.

— Сложно было переучиваться на «Союз»?

— Подготовка, экзамены — все по полной программе. Получать плохие оценки я не мог. Стыдно. Вот и старался сдавать все на отлично, а это требовало времени, определенного напряжения.

— Теперь-то уже жена не ворчала?

— Ну, она была в Америке на старте, ее пригласили вместе с Ваней, сыном. Потом встречала меня после возвращения на Землю. В Штатах это дело хорошо организовано.

Ирина согласилась, что — да, не зря я так бился.

— Простила, значит, вам Gulfstream.

— То, что поменял его на Discovery…

На самом деле, я быстро полетел на МКС, некоторые гораздо дольше ждут очереди. С момента отбора и начала общекосмической подготовки в 1988-м до первого старта в 1999-м прошло одиннадцать лет…

— Вы оставались в отряде космонавтов, когда решили стать главой Ростовского района. Из каких побуждений?

— Не собирался баллотироваться, люди уговорили. Иначе мог победить иеговист. За ним стояли деньги, разные интересы. Он реально имел шансы выиграть. Разве это нормально? Нельзя отдавать малую родину на поругание!

В Ростове с XIV века были свои архиепископы, потом — митрополиты, до сих пор сохранилось множество красивейших православных храмов… И тут вдруг какой-то сектант лезет во власть!

В районе меня знали, я постоянно приезжал в Ростов к маме, в 2005, кажется, году меня даже сделали почетным гражданином города…

Словом, попросили: ты только выборы выиграй, а дальше как-нибудь сами управимся. Но я так не умею. Надо выполнять обязанности, если взялся за гуж. Тем более Ростовский район — самый крупный в Ярославской области. И по площади, и по численности населения.

В 2011-м истек срок моих полномочий, я сдал мандат, больше не баллотировался и вернулся в Звездный. Думал, на этом мой поход во власть закончился.

Но вскоре опять возник разговор на ту же тему: Валера, у тебя есть опыт, выручай. Обратились Алексей Леонов, царствие ему небесное, Валентина Терешкова, другие ветераны.

Пытался объяснить, что снова собрался в космос, уже и медкомиссию прошел… Нет, уперлись: нужна твоя помощь. Как отказать уважаемым людям?

В 2013-м еще раз выиграл выборы, набрав более 65 процентов голосов.

Правда, заранее попросил сохранить мою должность в ЦПК, только с таким условием согласился участвовать в избирательной кампании. Мне пообещали, но потом ставку быстренько сократили…

Валерий Токарев и сегодня по первому зову летит в экспедиции. Фото: РИА Новости

О Севере

— С тех пор больше не летали, Валерий Иванович?

— В космос — нет, а на самолетах не прекращал, даже работая в администрации Звездного.

В 2018 году, оставаясь мэром, совершил арктический перелет по Северному полярному кругу на двух самолетах-амфибиях Ла-8 и «Борее». Был замысел большого экваториального перелета и экспедиции в Антарктиду к 200-летию открытия континента. Но тут ключевой вопрос — финансирование, деньги, которые ни у кого под ногами не валяются. Да и пандемия, конечно, смешала планы.

А северный маршрут пройти удалось. Намечались переговоры президента Путина с руководителями ряда арктических государств, и к этому событию мы решили приурочить встречу с соотечественниками во всех приполярных странах. И заодно проверить новые маленькие самолеты в условиях Крайнего Севера.

В нашей команде были космонавт Олег Атьков, француз, представитель фонда Антуана де Сент-Экзюпери, еще два профессиональных пилота. Всего семь человек.

Стартовали 3 июля с аэродрома Красный Яр в Саратовской области, домой вернулись 14 августа. За сорок три дня пролетели почти двадцать одну тысячу километров, побывали на Аляске, в Канаде, Гренландии, Исландии, Фарерских островах, Норвегии, Швеции, Финляндии…

— Мощно!

— Напомню, «Борей» относится к классу самолетов ultralight. Его вес… 380 килограммов. С экипажем и топливом — еще плюс триста.

— Ветром не сдувало?

— Так и было! Летели очень низко, в основном — метров триста над землей, что называется, с огибанием рельефа местности. Болтало постоянно. Кабинка маленькая, узкие сиденья…

Двухмоторные Ла-8 потяжелее, дальность полета побольше, это все-таки восьмиместные амфибии. Они шли для обеспечения и поддержки.

— Мишек видели? Белых.

— В тот раз — нет. По медведям специально летаю в последние три года, веду авиаучет в интересах Росприроднадзора и Минприроды. Вместе с учеными Института океанологии обследуем нашу часть Северного Ледовитого океана, изучая популяцию белых медведей и их кормовую базу — тюленей, моржей, белух…

— Расскажите подробнее.

— Каждой весной отправляемся в экспедицию. В 2021-м она продолжалась с 10 мая по 6 июня. Я летел на Л-410, который специально подготовили для аэрофотосъемок — блистеры, вырезы под теплопеленгатор…

— Много медведей в кадр попало?

— Прилично. Все упитанные, видно, что не оголодали.

В прошлом году на амфибии Ла-8 обследовали Печорское и Карское моря, южную часть Новой Земли, Обскую губу. В 2021-м пошли дальше на восток — море Лаптевых, Восточно-Сибирские острова, Великая Сибирская полынья… Там находится медвежий родильный дом. Белые медведицы идут туда рожать. Роют в снегу глубокие берлоги, залегают в них.

Медвежата обычно вылезают на свет божий во второй половине мая, когда им исполняется месяца полтора. Там же на берегу мамы учат охотиться на тюленей. Медведицы воспитывают детеныша до двух лет, после чего тот становится самостоятельным.

Самцов все это время рядом быть не должно, они представляют угрозу для малышей.

В природе все мудро придумано…

В природе все мудро придумано… Фото: РИА Новости

О Гагарине

— Семья легко отпускает вас в подобные экспедиции, Валерий Иванович?

— Вы, наверное, уже поняли: спорить со мной бесполезно. Послушаю, а потом сделаю по-своему. Продолжу летать, пока здоровье позволяет.

Этот авиаучет медведей — волонтерская программа, абсолютно не денежная тема. Искали пилота, который может летать на малых высотах и в северных широтах. Там же свои нюансы и проблемы. Не каждый самолет подойдет, не всякий летчик. Нашли меня. Я согласился…

— Какие-то новые типы самолетов и сейчас присматриваете?

— Обязательно! Не все освоены. Действительно, хочу еще полетать, есть заветные желания…

Огорчает, что престиж профессии космонавта в нашей стране снизился. В отличие, скажем, от Америки, Европы или Китая, где тайконавтов ценят высоко.

Так должно быть и у нас, но этому вряд ли помогут искусственные меры, какие-то пиар-акции. Много езжу по России, встречаюсь с детьми. Есть те, кто интересуется космосом, но больше таких, кто даже не смотрит в эту сторону.

— Раз уж коснулись темы… В 2021-м году вышел фильм «Чернобыль». Наш, российский. Его главный герой говорит: «Думаешь, Юра Гагарин не боялся? Да нам не показали, как он в скафандре обоссался!»

— Невозможно комментировать! Не знаю, чего тут больше — зависти или мерзости. Такие фразы направлены на дискредитацию сделанного шестьдесят лет назад…

Не встречался с Юрием Алексеевичем, но много общался с теми, кто входил в первый отряд космонавтов. С Леоновым, Шаталовым, Горбатко, Филипченко… Сейчас вот только Волынов остался.

Памятник космонавту Юрию Гагарину в Звездном городке. Фото: ТАСС

Все предельно уважительно отзывались о Гагарине. Конечно, он был нормальным человеком и не мог не думать о риске перед первым космическим полетом, но при этом не выдал волнения, выполнил ответственную задачу, как и подобает военному летчику. Обрушившаяся слава не изменила Гагарина, он по-прежнему хотел летать и добился своего. Это достойно уважения. Хотя мог бы почивать на лаврах, заседать в президиумах, стать каким-нибудь чинушей.

Не хочется об этом говорить. Словно оправдываешься за что-то…

Каждый выбирает свою дорогу. И я иду тем путем, который определил для себя.

Валерий Токарев и сегодня по первому зову летит в экспедиции. Фото: из личного архива

Космонавт — это вечный студент. Герой России Сергей Прокопьев ответил на вопросы студентов ЮУрГАУ

Студентки Южно-Уральского ГАУ Юлия Лыжина и Екатерина Сафонова задали вопросы космонавту-испытателю Сергею Валерьевичу Прокопьеву.

Сергей Валерьевич Прокопьев — наш земляк, он родился и вырос в Екатеринбурге. Он входит в отряд космонавтов «Роскосмоса», 122-й космонавт СССР/России. Совершил космический полёт на транспортном пилотируемом корабле «Союз МС-09» в июне-декабре 2018 года к Международной космической станции. Продолжительность полёта составила 196 суток 17 часов 49 минут 20 секунд. Совершил два выхода в открытый космос, общая продолжительность работ в открытом космосе составила 15 часов 31 минута.

Корреспонденты: Мы представляем студенческий пресс-центр ЮУрГАУ. Мы знаем, что Вы готовитесь к полёту в космос в 2022 году. И  для начала у нас не вопрос, а просьба: можете нам передать привет из космоса?

С.В. Прокопьев: Да, конечно. Это сейчас несложно. Надо только оставить свой адрес, и, я думаю, мы это дело сможем организовать. У нас на борту есть аудио-фото аппаратура, мы пользуемся планшетами. На них вся документация. У нас нет мобильной связи, но есть внутренний wi-fi. Он не такой, как мы привыкли на Земле. Тем не менее, мы можем передавать письма по электронной почте, фотографии большого разрешения. Сейчас телекоммуникационные связи достигли такой вершины, что мы можем звонить родственникам каждый день, можем разговаривать по видеосвязи раз в неделю. Это здорово, удобно. И отличается от тех условий, когда летали в космос первые космонавты.

Корреспонденты: Как стать космонавтом?


С.В. Прокопьев: Сейчас легче поступить в отряд космонавтов. Потому что с 2012 года конкурсы открытые. Сейчас необязательно быть военным, как раньше. Но желательно иметь инженерное образование. Любой гражданин Российской Федерации в возрасте 25‒35 лет с высшим образованием может подать свои документы в Центр подготовки космонавтов.

Корреспонденты: Расскажите, пожалуйста, какие качества важны для космонавта?

С.В. Прокопьев: Давайте я лучше скажу, какие компетенции важны: это и возраст, и уровень образования, и здоровье, и физическая подготовка. И очень важен стаж работы. Важно, чтобы человек работал на предприятии не менее 3 лет. За это время он будет формироваться как профессионал. У него появятся достижения. Их тоже необходимо представить в портфолио.

Корреспонденты: Страшно ли находиться в открытом космосе? И как сделать первый шаг?

С.В. Прокопьев: Выход в открытый космос — один из самых интересных моментов полёта. Это то, ради чего стоит лететь в космос. Мы готовимся к этому: и скафандр изучаем, и тренируемся в гидролаборатории. Но когда перед тобой открывается крышка входного люка и надо выйти в открытый космос, тут первый раз специалисты дают 5-минутную готовность на психологическую адаптацию. Ты остаёшься один на один с вакуумом. Рядом только стенка станции.  Надо привыкнуть к объёмам станции, она огромная, длина 60 метров. В скафандре, который весит 120 кг, очень непросто проделать это расстояние. Сам скафандр, как воздушный шарик надут. Его надо постоянно сжимать в течение 8 часов. Требуется физическая сила. Космонавты все тренированные. Слабых туда не берут. Работа сложная, но ты от неё максимальное удовлетворение получаешь, потому что это настоящая мужская работа!

Корреспонденты: Мусор — проблема теперь уже не только земная, но и космическая. Как бороться с космическим мусором?

С.В. Прокопьев: Чем больше стран участвуют в космических полётах, выходят в открытый космос, тем больше объектов, которые могут привнести какие-то проблемы. Тут и ракетоноситель, тут и отработавшие спутники, какие-то части объектов. Есть специальный альманах космических объектов от 10 см и больше. Все они отслеживаются. И вся наша деятельность связана с тем, чтобы предотвратить столкновение с этими объектами. Это большая проблема, которой занимаются специалисты. Сейчас, кстати, этим занимаются не только учёные, но и школьники. Они предлагают много своих идей. Это здорово, что в таком небольшом возрасте их волнуют такие глобальные проблемы. Возможно, в будущем из них вырастут специалисты, которые будут дальше двигать нашу космическую отрасль. 

Корреспонденты: Спасибо, Сергей Валерьевич, за интересный разговор. 


Для справки:
Брифинг Героя России, космонавта-испытателя С.В. Прокопьева организовало интернет-издание «Наш Челябинск». Герой России приехал в Челябинск в рамках проведения Всемирной недели космоса. В этом году по решению ООН она проводится с 4 по 10 октября. Дата выбрана не случайно, 4 октября 1957 года впервые в истории человечества на орбиту Земли был выведен искусственный спутник. 




Юрий Гагарин | Биография и факты

Юрий Гагарин , полностью Юрий Алексеевич Гагарин , (родился 9 марта 1934 года, недалеко от Гжатска, Россия, СССР [ныне Гагарин, Россия] — умер 27 марта 1968 года, недалеко от Москвы), советский космонавт, который в 1961 году стал первый человек, отправившийся в космос.

Сын плотника в колхозе, Гагарин в 1951 году окончил подмосковное ремесленное училище по специальности формовщик. Он продолжил учебу в Саратовском индустриальном техникуме, параллельно обучаясь летному делу.По окончании курса поступил в курсантское училище ВВС СССР в Оренбурге, которое окончил в 1957 году.

Британская викторина

Космос: факт или вымысел?

Марс и Млечный Путь — это больше, чем просто шоколадные батончики! Узнайте, что вы знаете о космосе, с помощью этой викторины.

Гагаринский космический корабль «Восток-1» массой 4 3 / массой 4 тонн был запущен в 9:07 по московскому времени 12 апреля 1961 года и совершил облет Земли один раз за 1 час 29 минут на максимальной высоте 187 миль (301 км). и приземлился в 10:55 в Советском Союзе.Его космический полет сразу принес ему всемирную известность. Награжден орденом Ленина, присвоены звания Героя Советского Союза, летчика-космонавта Советского Союза. Ему поставили памятники, и в его честь переименовали улицы по всему Советскому Союзу.

Гагарин больше не выходил в космос, но принимал активное участие в тренировках других космонавтов. После своего исторического полета он совершил несколько поездок в другие страны, а с 1962 года он был депутатом Верховного Совета.Гагарин погиб вместе с другим пилотом в результате крушения двухместного реактивного самолета во время обычного тренировочного полета. Его прах был помещен в нишу в Кремлевской стене. После его смерти в 1968 году город Гжатск был переименован в Гагарин.

The Editors of Encyclopaedia Britannica Эта статья была недавно отредактирована и обновлена ​​Адамом Августином.

Гений, стоящий за ранней российской космической техникой

Russian Right Stuff | Космос

Гений, стоящий за ранними российскими космическими технологиями

(Изображение предоставлено Sovfoto / Getty Images)

В Советском Союзе не было многих из тех технологических достижений, которыми обладало НАСА, но это не помешало им опередить американцев в космос.Вот как.

W

Через несколько дней после возвращения на Землю Юрий Гагарин стоял рядом с советским премьер-министром Никитой Хрущевым на Красной площади в Москве, где его приветствовали десятки тысяч людей, приветствовавших его успех. Это было грандиозное и во многом спонтанное празднование советских достижений.

Но инженера, который сделал возможным первый полет человека в космос, нигде не было видно. Только после его смерти в 1966 году миру было открыто имя главного конструктора Сергея Павловича Королева.Этот гений, лежащий в основе российской космической программы, был одним из самых тщательно охраняемых секретов Советского Союза.

Уроженец Украины, Королев руководил проектированием огромной ракеты R7, которая запустила на орбиту первый спутник, первую собаку, первого мужчину, первую женщину и первого выходца в открытый космос. Он разработал капсулы, системы управления и строгие проверки, которые гарантировали, что каждый человек, которого он отправил в космос в течение своей жизни, вернулся живым.

Одной пропагандистской ценности его работы было достаточно, чтобы гарантировать статус Советского Союза как сверхдержавы.Но, в отличие от своего знаменитого американского соперника Вернера фон Брауна, личность «главного конструктора» считалась слишком драгоценной, чтобы делиться ею с миром.

Вам также может понравиться:

«Недостаточная заслуга инженеров и техников, которые работали над космическим кораблем, потому что именно они сделали это возможным», — говорит Кэтлин Льюис, куратор международных космических программ в Смитсоновском музее авиации и космонавтики в Вашингтоне, округ Колумбия. . «Чтобы сохранить человеческую жизнь в космосе, требуется невероятное количество энергии и усилий.”

Инженеры

Королева разработали блестящие инженерные решения проблем пилотируемых космических полетов, зачастую отличные от решений, выбранных их американскими коллегами. Иногда простота была обусловлена ​​ограничениями советских технологий.

Королев (справа, в форме статуи) был блестящим конструктором ракет, который много сделал для вывода СССР на передний план космической гонки (Фото: Эрик Романенко / ТАСС / Getty Images)

Ракета-носитель R7, например, была спроектирована как межконтинентальная баллистическая ракета.При высоте около 30 метров (110 футов) и с четырьмя ускорителями, прикрепленными к ее бокам, размер ракеты определялся массой ядерной боеголовки, которую она несла. Поскольку советское ядерное оружие было больше и тяжелее, чем их американские аналоги, ракеты должны были быть более мощными. Это означало, что когда дело доходит до запуска космического корабля с космонавтом на борту, это тоже может быть больше.

«В отличие от американцев, им не нужно было беспокоиться об этих шагах по миниатюризации или о создании более компактной технологии», — говорит Льюис.«Американская авиастроительная промышленность перешла от электронных ламп к транзисторам, но Советы все еще использовали вакуумные лампы в своих космических кораблях до середины 1960-х годов».

Советская капсула «Восток», которая должна была доставить в космос первого человека, а затем и первую женщину, определенно имела мало отношения к космическому кораблю НАСА «Меркурий». Конусообразный модуль «Меркурий», едва превышающий размеры человека внутри, был забит переключателями и дисками, рычагами и кнопками. Это было чудо электроники и миниатюризации.

«Восток», напротив, напоминал гигантское выдолбленное пушечное ядро, обшитое набивкой. Там было радио — похожее на автомобильное, с телеграфным ключом для передачи азбуки Морзе в качестве запасного — и единственная приборная панель. Внутри этого ящика был установлен нарисованный земной шар, движение которого контролировалось электромеханическим компьютером, приводимым в движение колесами и зубчатыми колесами. Это давало оккупанту указание на свое положение на орбите.

Отсутствие сложной аппаратуры также выявило еще одно фундаментальное различие между двумя народами.Ожидалось, что американские астронавты Меркурия будут пилотировать свои корабли. «Восток» работал автоматически в заранее определенной последовательности, так что космонавту почти нечего было делать. Единственный способ освободить несколько ручных элементов управления — это ввести секретный код на клавиатуре. Код был запечатан в конверте под сиденьем, чтобы вскрыть его, если автоматические системы выйдут из строя. Королев, однако, был среди нескольких человек, которые шептали числа Гагарину перед его полетом.

Пушечное ядро ​​«Востока» также упростило возвращение в атмосферу Земли.Астронавтам на Меркурии пришлось тщательно ориентировать капсулу, чтобы их защитил тепловой экран. «Восток», однако, был полностью покрыт термостойким материалом и просто утяжелялся снизу, чтобы смотреть в правильном направлении.

Советские капсулы для повторного входа в атмосферу не нуждались в тщательном маневрировании перед возвращением на Землю, поскольку они были полностью защищены от тепла (Фото: Владимир Гердо / ТАСС / Getty Images)

Но когда дело дошло до посадки, у Советов возникла проблема.США планировали приводнение в океане, но советские космонавты вернутся на сушу.

«Они не могли замедлить« Восток »настолько, чтобы люди и кто-либо мог пережить посадку внутри космического корабля, — говорит Льюис. «И именно поэтому Юрий Гагарин катапультировался на высоте 20 000 футов (6 км), и капсула приземлилась отдельно».

Для его следующего космического корабля «Восход» инженеры Королева спроектировали «мягкую» систему посадки, которая включала в себя кресла с пружинными опорами для космонавтов и ракетную систему, которая запускалась непосредственно перед падением капсулы на землю.Сегодняшний космический корабль «Союз» использует аналогичную технологию, хотя оккупанты до сих пор сравнивают возвращение на Землю с автокатастрофой на большой скорости.

Другим важным нововведением «Восхода» было то, что, несмотря на то, что он был не больше «Востока», чтобы конкурировать с американским двухместным космическим кораблем «Джемини», ему требовалось нести более одного космонавта. Фактически, трое … и один из них должен был быть инженером, который помогал его проектировать.

Идея набора для полетов в космос инженеров, а не просто пилотов, была еще одним нововведением Королева.Он не был принят в США до эпохи космических шаттлов.

Дважды герой Советского Союза, космонавт Александр Александров, начал свою карьеру с корабля «Восход» в начале 1960-х годов, а затем совершил два полета на «Союзе» на советские космические станции. Когда я встретил его в Москве два года назад, он объяснил, что думает Королёв.

«Весь смысл отбора космонавтов из инженерных специальностей в том, чтобы эти специалисты могли работать на ракетах, которые они спроектировали и создали», — сказал мне Александров.«Они могли понять, почему и как работает ракета, и получить опыт пилотирования того самого космического корабля, который они разработали».

Космический корабль «Восток» практически не требовал участия космонавта на борту, так как им управляли наземные диспетчеры (Источник: SSPL / Getty Images)

Циники могут также предположить, что наличие инженера, создавшего космический корабль, также могло летать, и это творило чудеса с качеством. контроль. Тем не менее, оба полета с экипажем «Восхода» были успешными: в 1964 году Советы отправили трех человек в космос, а первый человек, побывавший в космосе, Алексей Леонов, во время полета «Восхода-2» в 1965 году (хотя и не обошлось и без него). собственный набор задач).

Однако, пожалуй, самым долговечным изобретением Королева была ракета «Союз». Пусковая установка, используемая сегодня в России, практически идентична оригинальной R7 и отличается простотой советского дизайна. Не в последнюю очередь его система зажигания.

С пятью ракетными двигателями и 20 камерами сгорания, а также с 12 двигателями меньшего размера, используемыми для рулевого управления, очень важно, чтобы все двигатели работали одновременно. В противном случае топливо может вылиться из неработающего двигателя и вызвать потенциально катастрофический взрыв.

Эта синхронность достигается за счет использования гигантских спичек. Когда «Союз» оказывается на космодроме, инженеры вставляют палки из березы с двумя пиротехническими электровоспламенителями на конце в сопла ракет. Они связаны между собой латунной проволокой.

Непосредственно перед запуском зажигатели загораются, и пламя прожигает провод. Когда все провода разорваны, это означает, что внутри каждого сопла есть горящее пламя и что можно безопасно открывать двигательные клапаны. Система обеспечивает выпуск топлива только тогда, когда горят все эти гигантские спички.

Дом Королева в Москве, подаренный ему (тайно) Советским государством в 1959 году, сейчас хранится как музей. Место заполнено сувенирами из космической программы, которую он курировал — моделями самолетов и ракет, фотографиями космонавтов, техническими книгами и бумагами.

За пределами его кабинета одна из стен покрыта подробной картой лунной поверхности. Мечты Королева о высадке советского гражданина на Луну так и не осуществились, но его замыслы живут сегодня в ракетах, космических кораблях и космических станциях.Спустя шестьдесят лет после первого обращения Юрия Гагарина на околоземную орбиту инженер, положивший начало космической гонке, заслуживает столь же широкого признания.

Присоединяйтесь к одному миллиону поклонников Future, поставив нам лайк на Facebook или подписавшись на нас в Twitter или Instagram .

Если вам понравился этот рассказ, подпишитесь на еженедельную рассылку новостей bbc.com , которая называется «Основной список».Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Culture, Worklife и Travel, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Летчик-космонавт СССР Валентина Терешкова стала первой женщиной в космосе

16 июня 1963 года на борту корабля Восток 6, Советский космонавт Валентина Терешкова стала первой женщиной, побывавшей в космосе. После 48 витков и 71 часа она вернулась на Землю, проведя в космосе больше времени, чем все американские астронавты вместе взятые к той дате.

Валентина Владимировна Терешкова родилась в 1937 году в крестьянской семье в селе Масленниково, Россия.В 18 лет она начала работать на текстильной фабрике, а в 22 года совершила свой первый прыжок с парашютом под эгидой местного авиационного клуба. Ее энтузиазм в прыжках с парашютом привлек к ней внимание советской космической программы, которая в начале 1960-х годов стремилась отправить женщину в космос как средство достижения еще одного «космического преимущества» перед Соединенными Штатами. Как опытный парашютист, Терешкова была хорошо оснащена для выполнения одной из самых сложных процедур космического полета Восток : принудительного выброса из капсулы на высоте около 20 000 футов при входе в атмосферу.В феврале 1962 года она была выбрана вместе с тремя другими женщинами-парашютистками и женщиной-пилотом, чтобы начать интенсивную подготовку, чтобы стать космонавтом.

ПОДРОБНЕЕ: Исследование космоса: хронология и технологии

В 1963 году Терешкова была выбрана для участия во втором двойном полете по программе «Восток» с космическими кораблями Восток 5 и Восток 6 . 14 июня 1963 года в космос был запущен космический корабль Восток 5 с космонавтом Валерием Быковским на борту.Быковский все еще вращается вокруг Земли, а Терешкова была запущена в космос 16 июня на борту корабля Восток 6 . Два космических корабля имели разные орбиты, но в какой-то момент оказались на расстоянии трех миль друг от друга, что позволило двум космонавтам обменяться краткими сообщениями. Космический корабль Терешковой управлялся системой автоматического управления, а ручного управления она никогда не брала. 19 июня, после почти трех дней полета в космосе, Восток 6 снова вошел в атмосферу, и Терешкова успешно спрыгнула с парашютом на Землю после катапультирования на высоте 20 000 футов.Быковский и Восток 5 благополучно приземлились через несколько часов.

После исторического полета в космос Валентина Терешкова награждена орденами Ленина и Героя Советского Союза. В ноябре 1963 года она вышла замуж за своего товарища-космонавта Андриана Николаева, как сообщается, под давлением советского лидера Никиты Хрущева, который видел пропагандистское преимущество в объединении двух космонавтов-одиночек. Пара совершила несколько поездок за границу, у них родилась дочь, но позже они расстались. В 1966 году Терешкова стала депутатом Верховного Совета, национального парламента СССР, и она была представителем Совета во многих международных женских организациях и мероприятиях.Она никогда больше не выходила в космос, и ее полет был последним космическим полетом женщины-космонавта до 1980-х годов.

Соединенные Штаты проверяли группу женщин-пилотов в 1959 и 1960 годах для возможной подготовки космонавтов, но позже решили ограничить квалификацию космонавтов только мужчинами. Первой американкой, побывавшей в космосе, была астронавт и физик Салли Райд, которая выполняла обязанности специалиста по миссии во время полета космического челнока Challenger в 1983 году.

ПОДРОБНЕЕ: Когда Салли Райд совершила свой первый полет в космос, сексизм был нормой

В секретном космическом городке России упавшая с неба женщина

Около десяти лет врач Наталья Лебедева работала в клинике Звездного городка фельдшером.Однажды осенью ее и еще одного врача вызвали в квартиру молодого музыканта на 12-м этаже.

«Мы заходим, а он в одном нижнем белье», — вспоминает другой фельдшер. «А Наталья кричит:« Возьми его! »»

Молодой человек шел к открытому окну.

«Если бы она не кричала, я бы не заметил. Мне даже не приходило в голову, что он может попытаться прыгнуть, — сказал фельдшер.

Они оттащили молодого человека от уступа. «Хорошо, что он был хотя бы в нижнем белье.В противном случае я не знаю , что я мог схватить ».

Мрачные сказки, приправленные черным юмором, были частью повседневной жизни Лебедевой и ее команды, когда они руководили зачастую до безумия бюрократической и недофинансируемой медицинской системой России.

Так же было давление, работа в сплоченном и закрытом городе, месте слухов и взаимных обвинений, героизма и национальной гордости.

«Звездный городок — это не просто город. Жителям там непросто », — сказала Ирина Антропова, работавшая с Лебедевой в городской городской городской городской с 2006 по 2009 год.В десятке многоквартирных домов проживает менее 6000 человек, многие из которых работают в Центре подготовки космонавтов имени Юрия Гагарина. «Это космонавты, семьи космонавтов, военнослужащие».

В круглом здании, в котором находится центрифуга учебного центра, 300-тонная рука вращает космонавтов вокруг 18-метрового радиуса до тех пор, пока сила тяжести, действующая на их тела, не увеличивается в восемь раз, воспроизводя ощущение повторного входа в атмосферу. падения на Землю.

Новая болезнь

Когда в январе в Россию дошли первые слухи о новой болезни в Китае, Лебедева, врач-невролог, работала руководителем службы скорой помощи Звездного городка.

Бригада была близко, сообщил водитель скорой помощи Владимир Чиженко. «Мы все жили как один коллектив».

Но медицинская работа в Звездном городке не входила в стандартную плату. Главному врачу клиники Ольге Мининой однажды ночью позвонил на мобильный телефон встревоженный отец, который спрашивал о здоровье своего ребенка.

Отец — космонавт Олег Артемьев, звонил из космоса.

Наталья Лебедева возглавляла скорую помощь Звездного городка.

Статус города и слава его жителей усиливали стресс. Слухи быстро распространились по островному городу. «Поскольку это закрытый город, и посторонние не имеют доступа на территорию, они все живут там, варятся в этом своем мире», — сказала Антропова.

Лебедева, 51 год, не была замужем, жила одна. По словам друзей, уединенная и независимая по своей природе, она ответила на паноптику, в которой жила, замкнувшись.

«Конечно, всех интересовала ее личная жизнь, — сказала Антропова. «Значит, она держала все это в секрете».

Лебедева переехала в Московскую область из своего родного города на юге России после смерти матери и начала работать врачом в Звездном городке в 2000-х годах.

В 2009 году город перестал быть военной базой. Но его клиника, хотя теперь полностью гражданская, не входила в стандартную российскую систему здравоохранения. Вместо этого в 2010 году он вошел в структуру Федерального медико-биологического агентства (ФМБА), разрозненной сети медицинских учреждений, обслуживающих российские ядерные объекты и службы безопасности, сектор научных исследований высокого уровня и аэрокосмическую промышленность.

При ФМБА, прямом подчинении Кремлю, клиника Звездного городка была очень напряженным местом.

Лебедева была буфером, прикрывая свою команду водителей и парамедиков, защищая их в спорах, заявили четыре члена команды, вспоминая ожесточенные ссоры с главным врачом из-за нескольких часов работы и оплаты.

«Тогда мы потратим время на ее« реанимацию »после этих встреч», — сказал медицинский работник, пожелавший остаться неназванным.

Главный врач Минина сказала, что они с Лебедевой были близки даже в напряженной атмосфере Звездного городка.

«Каждый из жителей, которые следят за мной, — знаменитости», — сказала Минина. «Так что, конечно, я могу быть довольно жестким, потому что для меня — одна ошибка и это расстрел».

Минина вспоминала случаи, когда она тоже оградила Лебедеву и бригаду скорой помощи от жалоб. По ее словам, они уходили с работы вместе, измученные, но Лебедева все равно предлагала им выпить вместе кофе или сходить в церковь на другом конце города. «Возможно, у нас были разногласия, — сказала Минина.«Но она была тем человеком, которому я мог позвонить в 4 часа утра, и она выполнила свою работу. Я ей очень доверял ».

Антропова, бывшая сослуживица руководителя «скорой помощи», сказала, что Лебедева выдержит весь стресс спокойно, сказав: «Ну, да, ну да, это непросто, но Ирина, я переживу».

Но еще до пандемии она казалась другой, сказал водитель скорой помощи Чиженко. По его словам, она перестала присоединяться к команде в перерывах на обед, а вместо этого пошла гулять.

«Я бы сказал ей, почему ты терпишь это? Оставь эту работу.Имея квалификацию, вы всегда сможете найти другую работу. А недавно она начала со мной соглашаться ».

28 февраля Чиженко, уставший от битвы за зарплату, отработал последнюю смену, прежде чем подать заявление. Спустя два дня был обнаружен первый подтвержденный случай нового коронавируса в Москве.

Подготовка к выходу в космос

В тот день, 1 марта, астронавт НАСА Крис Кэссиди прибыл в Звездный городок, чтобы вместе с двумя российскими космонавтами подготовиться к шестимесячной работе на Международной космической станции.

По мере обучения случаи коронавируса в России подкрашивались, а ограничения росли. «Я слышал, что на улицах Москвы тихо и пусто», — сказал Кэссиди специализированному космическому журналу ближе к концу месяца. «Здесь, в Звездном городке, это что-то вроде оазиса в лесу».

23 марта астронавты возложили цветы к памятнику Гагарину, а на следующий день отправились на российский космодром в Казахстане. Это будет последнее публичное мероприятие в Звездном городке перед началом карантина.

За неделю количество зарегистрированных случаев коронавируса в России выросло в четыре раза и превысило 1500.Москва и окрестности, включая Звездный городок, были заблокированы. Правила были строгими: жители могли покидать свои дома только для того, чтобы добраться до ближайшего магазина или аптеки или выгуливать домашних животных в радиусе 100 метров.

Больницы и медработники Москвы начали готовиться к кризису.

«Он нас предупреждал»

Раиса Кецелева, дочь 59-летнего водителя скорой помощи Звездного городка Виктора Кецелева, сказала, что ее отец планировал провести отпуск в Беларуси в апреле.

«Когда началась вся эта пандемия… У папы на работе было большое собрание, и они сказали, что оно дойдет и до их учреждения», — сказала она. Поэтому он отменил поездку. «Он сказал:« Я не собираюсь бросать своих коллег. Я останусь и буду работать ».

Кецелева сказала, что сначала не понимала, насколько серьезна пандемия. Многие друзья просто не поверили, что коронавирус был настоящим. «Они не показывали нам такие вещи» по государственному телевидению, — сказала она. Однако ее отец «понимал, что это болезнь, которая может закончиться смертью.Он нас предупреждал ».

Он также сказал ей, что, несмотря на то, что он работал в машине скорой помощи, единственное защитное снаряжение, которое у него было, — это обычная маска для лица.

Лебедева прекрасно осознавала опасность, грозившую ее команде. «Она очень переживала за свою работу, за свое отделение, за нас… и за членов наших семей, потому что все это легло на ее плечи», — вспоминает ее заместитель, старший фельдшер Марина Измайлова.

Лебедева начала лоббировать доступ сотрудников к средствам защиты и тестам на коронавирус, сказала бывшая коллега Антропова.

«В начале апреля их не проверяли», — сказала Антропова тогда Лебедева. «Главный врач отказывался их проверять, потому что, если бы у кого-то был положительный результат, пришлось бы всех отправить» на карантин. И если бы это случилось, Звездный городок остался бы без медицинской помощи.

Главный врач Минина, однако, изобразила иную картину: она сказала, что лично получила 200 наборов для анализа, которые в то время было трудно найти, в научно-исследовательском институте в Москве. Но существуют руководящие принципы и системы, и еще слишком рано проверять персонал, поскольку в городе не было подтвержденных случаев заболевания, сказала она.

Некоторое защитное снаряжение, предназначенное для реагирования на пандемию, было предоставлено FMBA, и у команды было гораздо лучшее снаряжение, чем в соседних клиниках. Тем не менее, по словам Минины, она усиленно искала дополнительные запасы в условиях «сверхдефицита» масок на рынке. В заявлении ФМБА говорится, что клинике Звездного городка было предоставлено достаточно средств индивидуальной защиты для посещения пациентов с подозрением на COVID-19, и что тестирование персонала началось 25 марта.

2 апреля проблема тестирования и защитного оборудования резко возросла. аргумент в клинике Звездного городка, сказал врач клиники, который говорил на условиях анонимности.«Там все закипело», — сказал врач.

Вирус достигает Звездного городка

11 апреля, накануне ежегодного празднования в Звездном городке полета Гагарина в космос, у водителя скорой помощи Кецелева заболело горло.

13 апреля у него стала подниматься температура, сообщила его дочь.

15 апреля его коллеги из клиники Звездного городка пришли сделать тест на коронавирус. Тестирование высокопоставленного сотрудника Учебного центра имени Гагарина только что дало положительный результат, и началось массовое тестирование персонала клиники.

На следующий день тест Кецелева оказался положительным, сказала его дочь.

К этому моменту его партнер по смене закашлялся. По словам дочери Кецелева, жена и ребенок партнера тоже кашляли. Третий водитель «скорой помощи», молодой человек, сменивший Чиженко, когда он уволился, также заболел, сказал Чиженко.

18 апреля, когда у него резко поднялась температура, Кецелев позвонил Лебедевой и сказал ей, что находится в агонии. Она сказала, что ему нужно в больницу, и после долгой ночи в поисках места для кровати Кецелева увезли на машине скорой помощи.Его дочь провела следующее утро, отчаянно звоня в местные больницы, пытаясь понять, где он может быть.

К 22 апреля 27 сотрудников клиники Звездного городка дали положительный результат на коронавирус, говорится в письме, направленном мэру города в этот день. Так было у 10 членов их семьи. По ее словам, главный врач Минина тоже была в отделении интенсивной терапии с повреждением 75% легких.

В письме сменившая Минину кардиолог Светлана Захарова просила мэра оказать поддержку Минздраву Московской области.«Организация медицинской помощи населению закрытого административно-территориального образования Звездного городка стала исключительно сложной, особенно оказание экстренной медицинской помощи», — говорится в письме, увиденном агентством Reuters.

«В тот момент… мы действительно боролись за наши жизни», — сказала старший фельдшер Измайлова, которая также была госпитализирована с тяжелыми симптомами COVID.

20 апреля Лебедева была госпитализирована в Москву после положительного результата теста.

Перед взлетом, близкое столкновение

За несколько дней до того, как вирус начал распространяться в Звездном городке, трое астронавтов готовились к старту на российском космодроме Байконур.

Утром 9 апреля, в день старта, трое мужчин в белых скафандрах встретились с главой Российского космического агентства Дмитрием Рогозиным. Они также встретились с Евгением Микриным, заместителем начальника РКК «Энергия», построившего ракету «Союз», которую они собирались взять.

Космонавты разговаривали с официальными лицами через стеклянную стену — карантинная мера. Они вышли на стартовую площадку без традиционных толп доброжелателей, вставших на их пути. В 11.05 мск они взорвались в космос.

Космонавт «Герой Советского Союза» назвал космическую программу России и заявил, что она сильно отстает от США и Европы

Что касается космонавтов Советского Союза, Валерий Рюмин — один из самых плодовитых. Опытный космонавт на протяжении всей холодной войны, в том числе два продолжительных пребывания на борту космической станции Салют-6 раннего поколения почти за двадцать лет до того, как Международная космическая станция была запущена. После распада Советского Союза российской космической программе, Роскосмосу, потребовались лучшие и наиболее способные космонавты для представления своей программы в обмене с НАСА — и именно Рюмина они решили присоединиться к экипажу американского космического корабля «Дискавери» во время полета на российский «Мир». космическая станция в 1998 году.

Дважды удостоенный звания «Герой Советского Союза» 79-летний Рюмин по-прежнему пользуется большим влиянием, когда дело касается космических усилий России. Хотя Россия, возможно, и не побывала на Луне, публичные заявления Рюмина о космической программе его страны можно сравнить с тем, что известный астронавт из миссий Аполлон решил говорить о НАСА. Люди обычно обращают внимание, когда герои выходят на подиум.

Рюмин даже отмечен на марке. (WikiMedia Commons)

Возможно, поэтому так удивительно, что Рюмин воспользовался возможностью в недавнем интервью российской государственной «Правде».ru перенести его бывшую космическую программу за дровяной сарай. Бывший космонавт сначала взял на себя руководство программой, раскритиковав нового главы Роскосмоса Дмитрия Рогозина. Рогозин — не только руководитель космической программы страны, но и бывший вице-премьер России.

«Он не космический специалист, а журналист», — сказал Рюмин о Рогозине, окончившем институт по специальности журналист. Рюмин добавил, что глава Роскосмоса «может быть талантливым и неплохим организатором, но для того, чтобы выжить в этом бизнесе, нужно знать историю и иметь реальный опыт.Это занимает много времени.»

Дмитрий Рогозин и Владимир Путин (фото Кремля)

Удивительно слышать, как такой выдающийся голос высказывается против члена ближайшего окружения Путина, даже используя несколько приглушенный язык, — но Рюмин покончил с такими любезностями, когда его спросили о предстоящем российском космическом корабле Frontier . Программа Frontier призвана стать ответом России на американскую программу Orion — создать совершенно новый космический корабль, способный выполнять полеты в дальний космос.

«Даже если мы построим« Федерацию », это не будет качественный корабль, тем более современный технологически.То, что делают американцы и европейцы, на мой взгляд, является фундаментальным качественным прорывом », — заявил Рюмин прессе.

Здесь, в Соединенных Штатах, многих разочаровало отсутствие у страны пилотируемых космических кораблей. SLS НАСА постоянно откладывается, и даже частные подрядчики, которые взяли на себя ведущую роль в космических усилиях Америки, продолжают откладывать свои собственные пилотируемые миссии. Как отметил Рюмин, у России тоже есть ракетная проблема.

«Даже если мы построим Федерацию, у нас не будет возможности запустить ее в космос», — сказал Рюмин.«Для него нет бустера, и нет денег, чтобы его построить. Есть только решения, которые нам нужны, чтобы построить корабль и новый ускоритель. Но кроме слов ничего нет. Перед нами поставлена ​​задача, но нет средств для ее выполнения ».

Ветераны и военные получают год Fox Nation бесплатно. Не откладывай. Зарегистрируйтесь сегодня, нажав кнопку ниже!

Бесплатная Fox Nation на год

Если вам понравилась эта статья, рассмотрите возможность оказания поддержки нашим ветеранским редакционным материалам, подписавшись на SOFREP.Щелкните здесь, чтобы получить 3 месяца полного доступа без рекламы всего за 1 доллар 29,97 доллара США.

В России легенда о космонавте Гагарине живет на

. Юрий Гагарин прославился в Советском Союзе и во всем мире как первый человек, покоривший космос.

Спустя шестьдесят лет после того, как он стал первым человеком, побывавшим в космосе, сегодня в России мало кто вызывает более всеобщее восхищение, чем советский космонавт Юрий Гагарин.

Его улыбающееся лицо украшает фрески по всей стране.Он стоит, расставив руки по бокам, как будто приближается к космосу, на пьедестале на высоте 42,5 метра (140 футов) над транспортным потоком, идущим по Ленинскому проспекту в Москве. Он даже является излюбленным предметом татуировок.

Советского Союза, возможно, больше нет, и дни славы России в космосе давно позади, но легенда о Гагарине живет, являясь символом успеха России и — для Кремля, стремящимся вселить патриотический пыл — важным источником национальной гордости.

«Это фигура, внушающая абсолютный консенсус, объединяющий страну», — говорит биограф Гагарина Лев Данилкин.

«Это очень редкий случай, когда подавляющее большинство населения единодушно».

В годовщину исторического полета Гагарина 12 апреля 1961 года, ежегодно отмечаемого в России как День космонавтики, россияне всех возрастов возлагают цветы к памятникам его заслуг по всей стране.

Непреходящее очарование происходит не только от его истории о восхождении от скромного происхождения до пионера космоса, или даже от тайны, окружающей его смерть.

Гагарин, говорит историк Александр Железняков, был фигурой, которая подпитывала воображение.

«Он превратил нас из простого биологического вида в такой, который может представить себе целую вселенную за пределами Земли».

Гагарину было 27 лет, когда он стартовал на космическом корабле Восток

Скромное начало

Сын плотника и молочного фермера, переживший нацистскую оккупацию, Гагарин получил образование сталелитейщика, прежде чем стать военным летчиком, а затем, в возрасте 27 лет, провел 108 минут в космосе, пока его космический корабль Восток совершил один виток вокруг Земли. .

Его хвалили за храбрость и профессионализм, как образец идеального советского человека, но его легенда была также проникнута рассказами о товариществе, отваге и любви к его двум дочерям и жене Валентине Гагариной.

Давно секрет, Гагарин написал жене пронзительное прощальное письмо в случае своей смерти во время миссии.

«Если что-то пойдет не так, прошу тебя, особенно тебя, Валюша, не умирать от горя. Потому что жизнь такова», — писал он уменьшительно от Валентины.

В интервью AFP в 2011 году космонавт Борис Волынов вспомнил человека, который, несмотря на привилегии советской элиты, часами разговаривал по телефону, чтобы купить лекарства или место в больнице для своих менее обеспеченных друзей.

По возвращении на Землю Гагарин оказался в центре пропагандистской кампании о превосходстве советской модели.

Биограф Данилкин говорит, что Гагарин был использован властями в качестве примера для остального мира, но также для того, чтобы убедить советских граждан, переживших Вторую мировую войну и репрессии сталинской эпохи, «что жертвы предыдущих десятилетий не были напрасными. «.

Президент Владимир Путин, по его словам, использовал это наследие, чтобы укрепить свою власть, способствуя советским победам и поощряя поддержку своего 20-летнего правления.

«Нынешняя власть методично присваивает популярные культы: сначала культы победы во Второй мировой войне, затем покорение космоса», — говорит Данилкин.

Россияне также помнят Гагарина как любящего семьянина.

Трагический герой

Как все великие русские герои, Гагарин — фигура трагическая.

Его смерть во время тренировочного полета в 1968 году в возрасте 34 лет остается загадкой, поскольку власти так и не опубликовали полный отчет о расследовании причин аварии.

Частичные записи предполагают, что его истребитель МиГ-15 столкнулся с метеозондом, но в отсутствие прозрачности существует множество альтернативных теорий.

Считается, что Гагарин был пьян за штурвалом; другое — что он был устранен Кремлем, опасавшимся его популярности.

Спустя более 40 лет многие россияне еще не смирились с его смертью.

«Как мог лучший космонавт, такой молодой и добрый человек, так внезапно умереть?» — говорит историк Железняков.

«Люди все еще пытаются это преодолеть».

Подробнее: 60 лет после Гагарина Россия отстает в космической гонке


Пять фактов о путешествии Гагарина в космос

Шестьдесят лет назад в понедельник космонавт Юрий Гагарин стал первым человеком в космосе, обеспечив Москве победу в гонке с Вашингтоном и ознаменовав новую главу в истории освоения космоса.

Спустя десятилетия его путешествие окутано мифами после того, как многие детали исторической миссии в течение многих лет держались в секрете Советами.

Вот пять фактов о легендарном полете Гагарина:

«Поехали!»

Обученный сталелитейщик, ставший военным летчиком, Гагарин был выбран из тысяч кандидатов для прохождения строгой подготовки, необходимой для полета в космос.

Помимо отличных результатов в тестах, 27-летний Гагарин, как сообщается, отличился тем, что снял обувь перед входом в космический корабль «Восток», предназначенный для этой миссии, что в России принято при входе в дом.

12 апреля 1961 года, когда Гагарин взлетел с космодрома Байконур в Казахстане, он воскликнул свою культовую фразу «Поехали!» Или «Поехали!». на русском.

Рискованный бизнес

Полет длился всего 108 минут, когда «Восток» совершил один виток вокруг Земли.

Когда Гагарин благополучно вернулся домой, успех его миссии затмил тот факт, что не все шло по плану.

Среди десятка технических сбоев его космический корабль вышел на орбиту на более высокой высоте, чем ожидалось.

Если бы его тормозная система вышла из строя, Гагарину пришлось бы ждать, пока космический корабль начнет спускаться самостоятельно. И хотя на «Востоке» было достаточно еды, воды и кислорода, чтобы продержаться 10 дней, большая высота означала, что ожидание заняло бы гораздо больше времени, и у Гагарина закончились бы запасы.

К счастью для российского космонавта, тормоза сработали.

Подозрения на шпионаж

Но Гагарин упал в нескольких милях от предполагаемой точки приземления, катапультировавшись из своей капсулы над Саратовской областью на юге России.

Он приземлился в поле, где первыми, кого он увидел, были молодая девушка и ее бабушка, копающие картошку.

Одетый в белый шлем и оранжевый скафандр, он сначала пытался убедить их в напряженности времен холодной войны, что он не иностранный шпион.

Мочеиспускание нации

Легенда гласит, что перед взлетом Гагарин попросил водителя автобуса, который привел его на стартовую площадку, остановиться, чтобы успокоиться, прежде чем помочиться на заднее правое колесо.

В течение многих лет российские космонавты повторяли этот ритуал перед запуском в космос, но суеверие, существовавшее несколько десятилетий назад, может скоро исчезнуть: российский скафандр новой конструкции, представленный в 2019 году, не оснащен мушкой и слишком тяжел, чтобы его можно было легко снять.

Человек, стоящий за Гагариным

В то время как имя Гагарина стало нарицательным в Советском Союзе, в течение многих лет никто не знал о создателе космической программы страны: Сергее Королеве.

Советы даже отклонили Нобелевскую премию, присужденную их «Главному конструктору», решив сохранить его личность в секрете.Только после его смерти в 1966 году его имя стало известно.

Под руководством Королева СССР отправил в космос не только первого человека, но и первую женщину, а также совершил первый выход в открытый космос.


Взлет! Пионеры космоса

Советский космонавт Юрий Гагарин стал первым человеком в космосе 60 лет назад на следующей неделе.

Он был одним из нескольких звезд космической гонки «холодной войны» между Советским Союзом и США, которые стали героями для миллионов.

Но технология, которая отправила их на орбиту, имела менее славное происхождение в последние дни нацистской Германии.

Немцы

Многие из ключевых ученых-ракетчиков, стоящих за американской и советской космическими программами, были немцами, которые работали над «секретным оружием» Адольфа Гитлера — ракетами Фау-1 и Фау-2.

Около 1600 немецких ракетных экспертов были тайно доставлены в США в последние дни Второй мировой войны, в то время как русские собрали около 2000 за одну ночь под дулами автоматов и отправили их на работу в Советский Союз.

Вернер фон Браун

Изобретатель гитлеровской ракеты Фау-2 — первой в мире управляемой баллистической ракеты — был архитектором американской программы «Аполлон», которая должна была отправить человека на Луну.

Переправившись через Атлантику вместе со своим братом Магнусом, он создал ракету «Сатурн V», которая использовалась в американских лунных миссиях. Он умер в 1977 году, по-прежнему выступая за пилотируемые полеты на Марс.

Курт Х. Дебус

Друг фон Брауна, Дебус был руководителем летных испытаний Гитлера Фау-1 и Фау-2.

В 1952 году он начал строительство ракетных комплексов на мысе Канаверал во Флориде, а позже был директором по эксплуатации космического центра Кеннеди, курировав полет первого американского астронавта Алана Шепарда и полеты на Луну.

Советы

Юрий Гагарин

Гагарин, первый человек в космосе, был выбран из 3000 кандидатов.

Он совершил одиночный 108-минутный виток на борту «Востока-1» 12 апреля 1961 г. после того, как объявил: «Поехали!».

Он умер в 1968 году в возрасте 34 лет в авиакатастрофе, которая до сих пор остается невыясненной.

Герман Титов

Дублер Гагарина в историческом полете 1961 года Титов так и не смог оправиться от разочарования.

Четыре месяца спустя он совершил 17 витков вокруг Земли на корабле «Восток-2». Был избран в российский парламент в 1995 году.

Леонов Алексей

Тогдашний 30-летний игрок совершил первый в истории выход в открытый космос с корабля «Восход-2» в 1965 году.

Это длилось 12 минут и девять секунд и чуть не убило его, когда его скафандр надулся из-за отсутствия атмосферного давления.Ему пришлось выпустить часть кислорода, рискуя смертью.

Леонов позже принял участие в новаторской миссии «Аполлон-Союз», которая открыла новую эру космического сотрудничества между Советским Союзом и США в 1975 году.

Валентина Терешкова

Первая женщина в космосе, она провела на орбите почти три дня в июне 1963 года.

Ей пришлось преодолеть множество проблем во время полета, которые не обнаруживались до распада Советского Союза.

Она остается единственной женщиной, выполнившей одиночную миссию.

Королев Сергей

Главный советский ракетный инженер Королев добился успехов от запуска первого спутника до исторического полета Гагарина. Его роль была раскрыта только после его смерти в 1966 году.

Комаров Владимир

Комаров стал первым человеком, погибшим в космосе 23 апреля 1967 года после 26-часового полета на корабле «Союз 1».

Парашют отказал при входе в атмосферу, в результате чего его корабль упал на Землю.

Американцы

Алан Шепард

Первый американец в космосе, полет Шепарда на Freedom 7 5 мая 1961 года был суборбитальным, поднявшись на высоту 116 миль (186 километров).

Позже он командовал Аполлоном 14 в 1971 году и стал пятым человеком, побывавшим на Луне, где он играл в гольф.

Джон Гленн

Первый американец, совершивший орбиту вокруг Земли в феврале 1962 года, позже был избран сенатором США на срок до 1999 года.

В 1998 году в возрасте 77 лет Гленн стал самым старым человеком, побывавшим в космосе, когда он путешествовал на борту космического корабля «Дискавери».

Салли Райд

В июне 1983 года Салли Райд стала первой американкой, отправленной в космос на космическом шаттле «Челленджер».

Она также принимала участие в комиссии 1986 года по расследованию гибели судна. Она умерла от рака в 2012 году в возрасте 61 года.

Нил Армстронг

Армстронг был первым человеком, ступившим на Луну 20 июля 1969 года.

Несмотря на то, что его фраза слегка размыта — «Это один маленький шаг для (а) человека, один гигантский скачок для человечества» — с тех пор она вошла в историю.

Его товарищами по команде были Эдвин «Базз» Олдрин, который последовал за ним 20 минут спустя, и Майкл Коллинз, который остался один на лунной орбите.


Вехи освоения космоса

От Юрия Гагарина до первого человека на Луне и робота, приземлившегося на комету, — мы рассмотрим 10 ключевых дат в освоении космоса.

1957: Спутник

Москва запускает первый спутник, Спутник-1, 4 октября 1957 года, положив начало битве за космос в эпоху холодной войны.

Алюминиевая сфера размером с пляжный мяч за 98 минут обращается по орбите вокруг Земли и отправляет в ответ первое сообщение из космоса, простые радиосигналы типа «бип-бип-бип».

Месяц спустя Спутник-2 несет первое живое существо, совершившее полный оборот вокруг Земли, маленькую уличную собаку по имени Лайка. Она умирает через несколько часов.

1961: Гагарин, первый человек

12 апреля 1961 года советский космонавт Юрий Гагарин становится первым человеком в космосе, совершившим одиночный 108-минутный виток на борту «Востока-1».

Двадцать три дня спустя Алан Шепард становится первым американцем, побывавшим в космосе, совершив 15-минутное путешествие.

16 июня 1963 года космонавт Валентина Терешкова становится первой женщиной в космосе.

Прошло полных 40 лет, чтобы к старым соперникам времен холодной войны присоединилась в космосе третья страна, когда Китай отправил Ян Ливея на борт орбитального корабля Shenzhou 5.

1969: прогулка по Луне

Американский астронавт Нил Армстронг — первый человек, ступивший на Луну 21 июля 1969 года. Базз Олдрин присоединился к нему примерно через 20 минут.

В период с 1969 по 1972 год 10 астронавтов — все американцы — ступили на Луну в рамках программы НАСА «Аполлон».

1971: Космическая станция

Советский Союз запускает первую орбитальную космическую станцию ​​»Салют-1″ 19 апреля 1971 года.

За ним следует еще одна российская космическая станция «Мир». Он вернулся на Землю в 2001 году после 15 лет нахождения на орбите.

Строительство все еще действующей Международной космической станции (МКС) началось в 1998 году. Это крупнейшее искусственное сооружение в космосе, которое вращается вокруг Земли 16 раз в день.

1976: Марс

Американский космический корабль «Викинг-1» становится первым, успешно приземлившимся на Марс 20 июля 1976 года, и отправляет обратно изображения Красной планеты.

Робот Opportunity исследовал Марс в период с 2004 по 2018 год, при этом марсоход НАСА Curiosity Rover все еще работает там.

На Марс отправлено около 40 миссий, более половины из которых терпят неудачу.

1981: космический челнок

Американский космический корабль «Колумбия», первый пилотируемый космический корабль многоразового использования, совершил свой первый рейс 12 апреля 1981 года.

За ним следуют Challenger, Discovery, Atlantis и Endeavour, которые обслуживают МКС до завершения программы шаттлов в 2011 году.

США с тех пор зависели от России в доставке своих астронавтов на МКС.

Два американских шаттла были уничтожены в полете, при этом погибли 14 астронавтов: Челленджер в 1986 году и Колумбия в 2003 году.

1990: Хаббл

Хаббл — первый космический телескоп, выведенный на орбиту 25 апреля 1990 года на высоте 547 километров (340 миль) над Землей.

Он производит революцию в астрономии, позволяя ученым беспрепятственно наблюдать планеты, далекие звезды и галактики.

2001: Туризм

28 апреля 2001 года 60-летний итало-американский мультимиллионер Деннис Тито становится первым в мире космическим туристом. Он платит России 20 миллионов долларов за восемь дней пребывания на МКС.

Всего на МКС российскими рейсами побывали семь космических туристов.

Американская компания SpaceX планирует запустить свою первую космическую туристическую миссию в конце 2021 года.

2008: SpaceX

SpaceX становится первой частной фирмой, успешно запустившей ракету на орбиту Земли в сентябре 2008 года.

Его грузовой корабль Dragon стал первым коммерческим космическим кораблем, посетившим МКС в мае 2012 года в рамках миссии НАСА.

С тех пор SpaceX завоевала рынок запусков спутников, выпустив Falcon 9.

После полетов в 2020 году SpaceX запланировала два других пилотируемых запуска для НАСА к МКС в 2021 году, в том числе один, который стартует из Флориды 22 апреля с участием французских, американских и японских астронавтов.

2014: Посадка кометы

Европейское космическое агентство 12 ноября 2014 года поместило небольшого робота Philae на комету на расстоянии более 500 миллионов километров от Земли. Первый посадочный модуль кометы является частью миссии, направленной на изучение происхождения Солнечной системы.

Самым удаленным от Земли искусственным объектом является беспилотный космический корабль США «Вояджер-1», запущенный в 1977 году и до сих пор путешествующий.

В августе 2012 года он попал в межзвездное пространство, примерно в 13 миллиардах миль от Земли.

2021: Луна — Марс

НАСА рассматривает Луну как остановку для полетов на Марс. Его цель — отправить первую женщину на Луну к 2024 году.

Perseverance стал пятым марсоходом, опустившим колеса на Марс 18 февраля, заложив основу для первой попытки НАСА осуществить управляемый полет на другой планете.


10 ключевых дат освоения космоса

© 2021 AFP

Ссылка : В России живет легенда о космонавте Гагарине (2021 год, 7 апреля). получено 2 января 2022 г. с https: // физ.org / новости / 2021-04-россия-легенда-космонавт-гагарин.html

Этот документ защищен авторским правом. За исключением честных сделок с целью частного изучения или исследования, никакие часть может быть воспроизведена без письменного разрешения. Контент предоставляется только в информационных целях.

Россия признала испытание противоспутниковой ракеты, которое создало беспорядок в космосе

МОСКВА — Во вторник российские военные признали, что провели испытание противоспутникового оружия, которое уничтожило цель на орбите, отправив огромное облако обломков, проносившееся вокруг Земли и заставившее космонавтов на Международной космической станции в поисках убежища.

Это объявление последовало за днем ​​молчания в Москве по поводу испытания сложного оружия на фоне уже возросшей военной напряженности между Соединенными Штатами и Россией.

Ранее во вторник член российского парламента отрицал факт проведения каких-либо испытаний, хотя некоторые из фрагментов вырисовывались достаточно близко к Международной космической станции, и астронавты закрыли люки и укрылись.

Российское оружие, идентифицированное в российских новостях как, возможно, ракета С-500 «Прометей», взорвало давно не функционирующий советский спутник сигнальной разведки, который был запущен в 1982 году и бесшумно летел по орбите в течение многих лет.

В результате взрыва образовалось более 1500 отслеживаемых обломков и, вероятно, в конечном итоге появятся сотни тысяч более мелких фрагментов, по данным Государственного департамента США, который резко критиковал испытание на предмет опасности для спутников и пилотируемых космических кораблей.

Государственный секретарь Энтони Дж. Блинкен в заявлении в понедельник резко раскритиковал испытание как «проведенное безрассудно».

Космическое командование США заявило, что обломки, вероятно, будут оставаться на орбите в течение многих лет или даже десятилетий, добавляя к огромному количеству космического мусора.За несколько дней до российских испытаний космической станции пришлось уклоняться от обломков китайских испытаний оружия 2007 года.

«Министерство обороны России успешно завершило испытания», — говорится в заявлении министерства во вторник, что стало первым официальным подтверждением страны. «В результате был уничтожен бездействующий российский космический аппарат».

Облако мусора, говорится в заявлении, не представляет опасности для Международной космической станции, других пилотируемых космических кораблей или спутников.

Ранее во вторник заместитель председателя комитета российского парламента по обороне Юрий Швыткин отрицал факт проведения каких-либо испытаний.«Фантазия Госдепа не знает границ», — сказал г-н Швыткин, сообщает агентство Интерфакс. «Россия не милитаризирует космос».

Не было никаких объяснений противоречивым заявлениям или указанию на то, что два российских космонавта на Международной космической станции получили предварительное предупреждение.

Вместе с двумя американцами и одним немецким астронавтом на борту русские укрылись около двух часов на космических кораблях, пристыкованных к станции, которые могли бы вернуть их на Землю в случае необходимости.

Администратор НАСА Билл Нельсон заявил, что у него «нет причин полагать», что российская программа пилотируемых космических полетов знала о военных испытаниях ракеты. Он отметил, что облако обломков также представляет опасность для трех астронавтов, находящихся сейчас на борту китайской космической станции Тяньгун.

Во вторник разлетелись международные последствия этого эпизода. В своем сообщении в Twitter министр обороны Франции Флоренс Парли не упомянула Россию по имени, но раскритиковала «вандалов» за загрязнение космического пространства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *